Мифы и легенды


Предупреждение

Материалы размещённые на данном сайте предназначены для лиц от 18 лет и старше.

...
интернет магазин книг

Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 104

Главная » Статьи » Мифы и поэмы Древней Греции » Илиада

(28) Песнь семнадцатая (продолжение)

Песнь семнадцатая (продолжение)

Подвиги Менелая

 445

 Разве, чтоб вы с человеками бедными скорби познали?

        Ибо из тварей, которые дышат и ползают в прахе,

        Истинно в целой вселенной несчастнее нет человека.

        Но не печальтеся: вами отнюдь в колеснице блестящей

        Гектор не будет везом торжествующий: не попущу я!

450

 Иль не довольно, что он Ахиллеса доспехом гордится?

        Вам же я новую крепость вложу и в колена и в сердце;

        Вы Автомедона здравым из пламенной брани спасите

        К черным судам, а троянам еще я славу дарую

        Рать побивать, доколе судов мореходных достигнут,

455

 И закатится солнце, и мраки священные снидут».

        Так произнес он – и коням вдохнул благородную силу.

        Кони, от грив пресмыкавшихся прах отряхнувши на землю,

        Вдруг с колесницею быстрой меж двух ополчений влетели.

        Ими напал Автомедон, хотя и печальный по друге;

460

 Он на конях налетал, как на стаю гусиную коршун.

        Быстро и вспять убегал от свирепости толпищ троянских,

        Быстро скакал и вперед, обращающий толпища в бегство.

        Но, в погоню бросаяся, он не сражал сопротивных;

        Не было средства ему, одному в колеснице священной,

465

 Вдруг и копье устремлять, и коней укрощать быстролетных.

        Скоро увидел его мирмидонянин, сердцу любезный,

        Искренний друг Алкимедон, Лаеркея сын Эмонида;

        Сзади приближился он и вещал к Автомедону громко:

        «Друг Автомедон, какой из бессмертных совет бесполезный

470

 В сердце тебе положил и суждение здравое отнял?

        Что ты противу троян, впереди, одинокий воюешь?

        Друг у тебя умерщвлен, а бронею, с него совлеченной,

        Перси покрыв, величается Гектор, броней Ахиллеса!»

        Быстро ему с колесницы вещал Диорид Автомедон:

475

 «Кто, Алкимедон могучий, как ты, из ахеян искусен

        Коней бессмертных в деснице держать и покорность и ярость?

        Был Менетид, искусством ристателя, в дни своей жизни,

        Равный богам; но великого смерть и судьба одолела!

        Шествуй, любезный; и бич, и блестящие конские вожжи

480

 В руки прими ты; а я с колесницы сойду, чтоб сражаться».

        Так произнес; Алкимедон на бранную стал колесницу;

        Разом и бич и бразды захватил в могучие руки;

        Но Диорид соскочил; и узрел их сияющий Гектор,

        И к Энею герою, стоящему близко, воскликнул:

485

 «Храбрый Эней, меднолатный дарданцев советник верховный!

        Я примечаю коней быстроногого мужа Пелида,

        В битве явившихся вновь, но с возницами, робкими духом.

        Я уповаю добыть их, когда и твое совокупно

        Сердце готово; уверен, когда нападем мы с тобою,

490

 Противостать не посмеют они, чтобы с нами сразиться».

        Рек, – и послушался Гектора сын знаменитый Анхизов:

        Бросился прямо, уставив пред персями тельчие кожи,

        Крепкие кожи сухие, покрытые множеством меди.

        С ними и Хромий герой, и Арет, красотой небожитель,

495

 Бросились оба; надеждою верной ласкалось их сердце

        И возниц поразить, и угнать их коней крутовыйных.

        Мужи безумцы! они не без крови должны возвратиться

        Вспять от возниц. Автомедон едва помолился Крониду,

        Силою в нем и отвагой наполнилось мрачное сердце.

500

 Быстро воззвал Диорид к Алкимедону, верному другу:

        «Друг Алкимедон! держись от меня недалече с конями;

        Пусть за хребтом я слышу их пышущих: ибо уверен,

        Гектор, на нас устремленный, едва ль обуздает свирепство,

        Прежде пока не взойдет на коней Ахиллесовых бурных,

505

 Нас обоих умертвив, и покуда рядов не погонит

        Воинств ахейских иль сам пред рядами не ляжет сраженный!»

        Так произнесши, к Аяксам воззвал и к царю Менелаю:

        «Царь Менелай и аргивских мужей воеводы Аяксы!

        Храбрым другим аргивянам поверьте заботу о мертвом;

510

 Пусть окружают его и враждебных ряды отражают;

        Вы же от нас, от живых, отразите грозящую гибель!

        Здесь нападают на нас, окруженных плачевным убийством,

        Гектор герой и Эней, храбрейшие воины Трои!

        Впрочем, еще то лежит у бессмертных богов на коленах

[145]

:

515

 Мчись и мое копие, а Кронион решит остальное!»

        Рек он – и, мощно сотрясши, поверг длиннотенную пику

        И ударил Арета в блистательный щит круговидный;

        Щит копия не сдержал: сквозь него совершенно проникло

        И сквозь запон блистательный в нижнее чрево погрузло.

520

 Так, если юноша сильный, с размаху секирою острой

        В голову, между рогами, степного тельца поразивши,

        Жилу совсем рассечет; подскочивши, телец упадает, –

        Так подскочил он и навзничь упал; изощренная – сильно

        Медь у Арета в утробе сотрясшись, разрушила крепость.

525

 Гектор пустил в Автомедона пикой своею блестящей;

        Тот же, приметив ее, избежал угрожающей меди,

        Быстро вперед наклонясь; за хребтом длиннотенная пика

        В черную землю вонзилась и верхним концом трепетала

        Долго, пока не смирилася ярость убийственной меди.

530

 И они б на мечах рукопашно сразиться сошлися,

        Но Аяксы могучие пламенных их разлучили,

        Оба пришедши сквозь сечу на дружеский голос призывный.

        Их устрашася могучих, стремительно вспять отступили

        Гектор герой, и Эней Анхизид, и божественный Хромий;

535

 Друга Арета оставили там, прободенного в сердце,

        В прахе лежащего; сын Диореев, Арею подобный,

        С тела оружия сорвал и так, торжествуя, воскликнул:

        «Ах, наконец хоть несколько я о Патрокловой смерти

        Горесть от сердца отвел, хотя и слабейшего свергнув!»

540

 Рек – и, подняв, в колесницу корысти кровавые бросил;

        Быстро поднялся и сам, по рукам и ногам отовсюду

        Кровью облитый, как лев истребительный, тура пожравший.

        Окрест Патрокла с свирепостью новою брань загоралась.

        Тяжкая, многим плачевная; бой распаляла Афина,

545

 С неба нисшедши: ее ниспослал промыслитель Кронион

        Дух аргивян возбудить: обратилося к ним его сердце.

        Словно багряную радугу Зевс простирает по небу,

        Смертным являющий знаменье или погибельной брани,

        Или годины холодной, которая пахарей нудит

550

 В поле труды прерывать, на стада же унылость наводит, –

        Дочь такова громодержца, в багряный одетая облак,

        К сонму данаев сошла и у каждого дух распаляла.

        К первому сыну Атрея богиня, помощная в бранях,

        Бывшему ближе других, Менелаю герою воззвала,

555

 Феникса старца приявшая образ и голос могучий:

        «Стыд и позор, Менелай, на тебя упадет вековечный,

        Если Пелида великого верного друга Патрокла

        Здесь, под стеною троянскою, быстрые псы растерзают!

        Действуй решительно, все возбуди ополченья данаев!»

560

 Быстро ответствовал ей Менелай, знаменитый воитель:

        «Феникс, отец, давнородшийся старец! да даст Тритогена

        Крепость деснице моей и спасет от убийственных копий!

        В сечу готов я лететь, готов отстаивать тело

        Друга Патрокла: глубоко мне смерть его тронула душу!

565

 Но свирепствует Гектор, как бурный огонь; непрестанно

        Все истребляет кругом: громовержец его прославляет!»

        Рек, – и наполнилась радостью дочь светлоокая Зевса:

        Ибо ее от бессмертных, молящийся, первую призвал.

        Крепость ему в рамена и в колена богиня послала,

570

 Сердце ж наполнила смелостью мухи, которая, мужем

        Сколько бы крат ни была, дерзновенная, согнана с тела,

        Мечется вновь уязвить, человеческой жадная крови, –

        Смелость такая Атриду наполнила мрачное сердце.

        Бросился он к Менетиду и ринул блестящую пику.

575

 Был меж троянами воин Подес, Этионова отрасль,

        Муж и богатый и славный, отлично меж граждан троянских

        Гектором чтимый, как друг, и в пирах собеседник любезный.

        Мужа сего, обратившегось в бегство, Атрид светловласый

        В запон копьем поразил, и насквозь его медь просадила;

580

 С шумом он грянулся в прах; и Атрид Менелай дерзновенно

        Мертвого к сонму друзей от троян повлек одинокий.

        Гектора тою порой возбуждал стреловержец, явяся,

        Фенопса образ приявши, который Приамову сыну

        Другом любезнейшим был, Абидоса приморского житель;

585

 Образ приявши его, провещал Аполлон стреловержец:

        «Кто ж еще более, Гектор, тебя устрашит из данаев,

        Ежели ты Менелая трепещешь? Был он доныне

        Воин в сражениях слабый, а ныне один от пергамлян

        Тело влечет! У тебя умертвил он любезного друга.

590

 Храброго, в первом ряду, Этионова сына, Подеса!»

        Рек, – и покрыло Гектора облако мрачное скорби;

        Он устремился вперед, потрясая сверкающей медью.

        В оное время Кронион приял свой эгид бахромистый,

        Пламеннозарный, и, тучами черными Иду покрывши,

595

 Страшно блеснул, возгремел и потряс громовержец эгидом,

        Вновь посылая победу троянам и бегство данаям.

        Бегство ужасное начал вождь Пенелей беотиец.

        Он, беспрестанно вперед устремляяся, в рамо был ранен

        Сверху скользнувшим копьем; но рассекло тело до кости

600

 Полидамаса оружие: он его врукопашь ранил.

        Гектор ударом копья Алектриона сыну, Леиту,

        Руку близ кисти пронзил и унял его рьяную храбрость;

        Он побежал, озираяся; более в сердце не чаял

        Острою пикой владеть и сражаться с народом троянским.

605

 Гектора ж Идоменей, на Леита летевшего, прямо

        В грудь, у сосца, по блестящему панцирю пикой ударил:

        Пика сломилась у трубки огромная; крикнула громко

        Сила троянская. Гектор направил копье в Девкалида

        (Он в колеснице стоял) и немного в него не уметил;

610

 Керана он поразил, Мерионова друга-возницу,

        Мужа, который за ним из цветущего следовал Ликта.

        (Пешим сперва Девкалид от судов мореходных явился

        В битву, и верно б троянам великую славу доставил,

        Если бы Керан скорее коней не пригнал быстроногих:

615

 Светом царю он явился, годину отвел роковую,

        Сам же – дух свой предал под убийственной Гектора дланью.)

        Гектор его копием улучает под челюсть, и зубы

        Вышибла острая медь и язык посредине рассекла;

        Он с колесницы падет и бразды разливает по праху.

620

 Их Мерион, наклоняся поспешно, своими руками

        С праха земного подъял и воскликнул к царю Девкалиду:

        «Быстро гони, Девкалион, пока до судов не домчишься!

        Ныне ты видишь и сам, что победа уже не ахеян!»

        Рек, – и бичом Девкалион хлестнул по коням лепогривым,

625

 Правя к судам; боязнь Девкалиону пала на сердце.

        В оное ж время постиг и Аякс и Атрид светловласый

        Волю Кронида, что Трои сынам даровал он победу.

        Слово пред воинством начал Аякс Теламонид великий:

        «Горе, о други! Теперь уж и тот, кто совсем малосмыслен,

630

 Ясно постигнет, что славу Кронион троянам дарует!

        Стрелы троянские, кто б ни послал их, и слабый и сильный,

        Все поражают: Кронид без различия все направляет;

        Стрелы же наши у всех бесполезно валятся на землю!

        Но решимся, данаи, и сами помыслим о средстве,

635

 Как Менетидово тело увлечь от враждебных, и вместе

        Как, и самим возвратяся, друзей нам возрадовать милых,

        Кои, взирая на нас, сокрушаются; более, мыслят,

        Гектора мужеубийцы ни силы, ни рук необорных

        Мы не снесем, но в суда мореходные бросимся к бегству.

640

 О, если б встретился друг, к объявлению вести способный

        Сыну Пелееву; он, как я думаю, вовсе не слышал

        Вести жестокой, не знает, что друг его милый погибнул.

        Но никого я такого не вижу в дружине ахейской.

        Мраком покрыты глубоким и ратные мужи и кони!

645

 Зевс, наш владыка, избавь аргивян от ужасного мрака!

        Дневный свет возврати нам, дай нам видеть очами!

        И при свете губи нас, когда уж так восхотел ты!»

        Так говорил, – и слезами героя отец умилился:

        Быстро и облак отвел, и мрак ненавистный рассеял;

650

 Солнце с небес засияло, и битва кругом осветилась.

        И Аякс Теламонид воззвал к Менелаю Атриду:

        «Ныне смотри, Менелай благородный, и если живого

        Можешь обресть Антилоха, почтенного Нестора сына,

        Сам убеди, да скорее идет Ахиллесу герою

655

 Весть объявить, что любезнейший друг его в брани погибнул!»

        Так говорил, – и послушал его Менелай светловласый;

        Но уходил от побоища, словно как лев от загона,

        Где наконец истомился, и псов и мужей раздражая.

        Зверю они не дающие тука от стад их похитить,

660

 Целую ночь стерегут, а он, алкающий мяса,

        Мечется прямо, но тщетно ярится: из рук дерзновенных

        С шумом летят, устремленному в сретенье, частые копья,

        Главни горящие; их устрашается он, и свирепый,

        И со светом зари удаляется, сердцем печален, –

665

 Так от Патрокла герой отошел, Менелай светловласый,

        С сильным в душе нехотением: он трепетал, да ахейцы,

        В пагубном страхе, Патрокла врагам не оставят в добычу;

        Сильно еще убеждал Мериона и храбрых Аяксов:

        «Други Аяксы и ты, Мерион, аргивян воеводы!

670

 Вспомните кротость душевную бедного друга Патрокла,

        Вспомните все вы; доколе дышал, приветен со всеми

        Быть он умел, но теперь он постигнут судьбою и смертью!»

        Так говорящий друзьям, уходил Менелай светловласый,

        Смотря кругом, как орел быстропарный, который, вещают,

675

 Видит очами острее всех поднебесных пернатых:

        Как ни высоко парит, от него не скрывается заяц

        Легкий, под темным кустом притаившийся; он на добычу

        Падает, быстро уносит и слабую жизнь исторгает, –

        Так у тебя, Менелай благородный, светлые очи

680

 Быстро вращались кругом по великому сонму ахеян,

        Жадные встретить живого еще Антилоха младого.

        Скоро его он увидел на левом краю ратоборства,

        Где ободрял он друзей, возбуждая на крепкую битву.

        Близко к нему подходя, возгласил Менелай светловласый:

685

 «Шествуй сюда, Антилох, услышишь ты, Зевсов питомец,

        Горькую весть, какой никогда не должно бы свершаться!

        Ты, я уверен, и собственным взором уже наблюдая,

        Видишь, какое бедствие бог на данаев обрушил!

        Видишь, победа троян! Поражен аргивянин храбрейший;

690

 Пал наш Патрокл! Беспредельная горесть данаев постигла!

        Друг, к кораблям фессалийским немедля беги, Ахиллесу

        Весть объявить; не успеет ли он спасти хоть нагое

        Тело Патрокла: доспехи совлек торжествующий Гектор!»

        Так говорил; Антилох ужаснулся, услышавши речи;

695

 Долго стоял он, от ужаса нем; но у юноши очи

        Быстро наполнились слез, и поднявшийся голос прервался.

        Но не презрел он и так повелений царя Менелая:

        Бросился, ратный доспех Лаодоку любезному вверив,

        Другу, державшему подле коней его твердокопытых.

700

 Быстро, лиющего слезы, несли его ноги из боя,

        Чтобы сыну Пелея ужасное слово поведать.

        Сердцу, Атрид, твоему не угодно, божественный, было

        Тех утесненных друзей защищать, которых оставил

        Несторов сын: в сокрушении горьком остались пилосцы;

705

 К ним Менелай послал Фразимеда, подобного богу;

        Сам же опять полетел на защиту Патрокла героя:

        Вместе с Аяксами стал и вещал к ним крылатое слово:

        «Я Антилоха послал к мирмидонским судам мореходным,

        С вестию сыну Пелееву быстрому; но, я уверен,

710

 Он не придет, хоть и страшно на Гектора мощного гневен.

        Как он, лишенный оружия, в битву с троянами вступит?

        Сами собою, данаи, придумаем способ надежный,

        Как и сраженного друга спасем от враждебных, и сами

        Как под грозою троян от судьбы и от смерти избегнем».

715

 И Атриду ответствовал сын Теламона великий:

        «Все справедливо, что ты ни вещал, Менелай знаменитый.

        Бросьтеся ж, ты и Молид Мерион; наклонитеся быстро

        Тело поднять и несите из боя; а мы позади вас

        Будем сражаться с народом троянским и Гектором мощным,

720

 Мы, равносильные, мы, соименные, кои и прежде

        Бурные грозы Арея, друг с другом сложась, выносили».

        Рек, – и они, от земли подхвативши, подняли тело

        Вверх и высоко и мощно; ужасно завопили сзади

        Трои сыны, лишь узрели данаев, подъемлющих тело;

725

 Бросились прямо, подобно как псы на пустынного вепря,

        Если он ранен, летят впереди молодых звероловцев;

        Быстро сначала бегут, растерзать нетерпеньем пылая;

        Но, едва он на них оборотится, силою гордый,

        Мечутся вспять и кругом рассыпаются друг перед другом, –

730

 Так и трояне сначала толпой неотступно неслися,

        В тыл аргивянам колебля мечи и двуострые копья;

        Но едва лишь Аяксы, на них обратясь, становились, –

        Лица бледнели троян, и от них не дерзал ни единый

        Выйти вперед, чтоб с оружием в длани за тело сразиться.

735

 Так усердно они уносили Патрокла из боя

        К стану судов мореходных; но бой возрастал по следам их,

        Бурный, подобно как огнь, устремленный на град человеков;

        Вспыхнувши вдруг, пожирает он все; рассыпаются зданья

        В страшном пожаре, который шумит, раздуваемый ветром, –

740

 Так и коней колесничных и воинов меднодоспешных

        Бранный, неистовый шум по следам удалявшимися несся.

        Те ж, как яремные мески, одетые крепкою силой,

        Тянут с высокой горы, по дороге жестокобугристой,

        Брус корабельный иль мачту огромную; рьяные, вместе

745

 Страждут они от труда и от пота, вперед поспешая. –

        С рвеньем таким аргивяне Патрокла несли. Позади их

        Бой отражали Аяксы, как холм – разъяренные воды.

        Лесом поросший, чрез целое поле протяжно лежащий;

        Он и могучие реки, с свирепостью волн их встречая,

750

 Держит и, весь их напор отражая, в долины другие

        Гонит; его же не в силах могучие реки расторгнуть, –

        Так непрестанно Аяксы, держась позади, отражали

        Битву троян; но враги наступали, и два наипаче,

        Мощный Эней Анхизид и шлемом сверкающий Гектор.

755

 И как туча скворцов или галок испуганных мчится

        С криками ужаса, если увидят сходящего сверху

        Ястреба, страшную смерть наносящего мелким пернатым, –

        Так пред Энеем и Гектором юноши рати ахейской

        С воплем ужасным бежали, забывши воинскую доблесть.

760

 Множество пышных оружий усеяли ров и окрестность

        В пагубном бегстве данаев; и бранная буря не молкла.


Категория: Илиада | (12.04.2013)
Просмотров: 128
Меню сайта

Поиск

Категории раздела
Мифология Древней Греции [38]
Илиада [39]
Переводчики: Николай Гнедич, Василий Жуковский.
Одиссея [29]
Переводчики: Николай Гнедич, Василий Жуковский.

Статистика


Copyright MyCorp © 2017

Создать бесплатный сайт с uCoz