Мифы и легенды


Предупреждение

Материалы размещённые на данном сайте предназначены для лиц от 18 лет и старше.

...
интернет магазин книг

Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 96

Главная » Статьи » Мифы и поэмы Древней Греции » Илиада

(23) Оттеснение от кораблей

Песнь пятнадцатая

Оттеснение от кораблей

        В бегстве, когда частокол и глубокий окоп миновали

        И лишилися многих, руками данаев попранных,

        Там, у своих колесниц удержалися, стали трояне,

        Бледны от страха и трепетны. В оное время воспрянул

5

     Зевс на Иде горе из объятий владычицы Геры.

        Быстро воздвигшись, он стал и увидел троян и данаев,

        Первых в расстройстве бегущих, а с тыла жестоко гонящих

        Бодрых данаев, и между их воинств царя Посейдона;

        Гектора ж в поле увидел простертого; окрест героя

10

   Други сидели; тягостно дышащий, чувства лишенный,

        Кровь извергал он: его поразил не бессильный данаец.

        Видя его, милосердовал царь и бессмертных и смертных;

        Быстро и грозно на Геру смотря, провещал громодержец:

        «Козни твои, о злотворная, вечно коварная Гера,

15

   Гектора мощного с боя свели и троян устрашили!

        Но еще я не знаю, не первая ль козней преступных

        Вкусишь ты плод, как ударами молний тебя избичую!

[125]

        Или забыла, как с неба висела? как две навязал я

        На ноги наковальни, а на руки набросил златую

20

   Вервь неразрывную? Ты средь эфира и облаков черных

        С неба висела; скорбели бессмертные все на Олимпе;

        Но свободить не могли, приступая: кого ни постиг я,

        С прага небесного махом свергал, и слетал он на землю,

        Только что дышащий; сим не смягчился б мой гнев непреклонный,

25

   Гнев за страдания богоподобного сына Геракла,

        Коего ты, возбудив на него и Борея и бури,

        Злобно гнала по пустынному понту, беды устрояя;

        К краю чужому его, к многолюдному бросила Косу.

        Я и оттоле избавил его и в отечество паки,

30

   В Аргос цветущий привел, совершителя подвигов многих.

        То вспоминаю, тебе, да оставишь ты козни и видишь,

        В помощь ли злобе твоей и любовь и объятия были,

        Коими ты, от богов удаляся, меня обольстила!»

        Он произнес; ужаснулась великая Гера богиня

35

   И воскликнула так, устремляя крылатые речи:

        «Будьте свидетели мне, о земля, беспредельное небо,

        Стикса подземные воды, о вы, величайшая клятва,

        Клятва ужасная даже бессмертным, я вами клянуся,

        Самой твоею священной главою и собственным нашим

40

   Ложем брачным, которым вовек не клянуся я всуе!

        Нет, не с советов моих Посейдаон, земли колебатель,

        Трои сынам и вождю их вредит, а других защищает.

        Верно, к тому преклонен и подвигнут он собственным сердцем;

        Верно, ахеян узрев, милосердовал он о стесненных.

45

   Я ж и ему бы скорее совет подала, да всегда он

        Ходит путем, но которому ты повелишь, громовержец!»

        Так говорила; осклабился царь и бессмертных и смертных

        И ответствовал ей, устремляя крылатые речи:

        «Если вперед, о супруга, лилейнораменная Гера,

50

   Будешь на сонме божественном мыслить согласно со мною,

        Сам Посейдаон, хотя бы желал совершенно иного,

        Мысль переменит, согласно с твоей и моею душою.

        Ныне ж, когда непритворно и истину ты говорила,

        Шествуй немедля к семейству богов, повели, да на Иду

55

   Вестница неба Ирида и Феб сребролукий предстанут.

        Вестница быстрая к воинству меднодоспешных данаев

        Снидет и скажет мое повеленье царю Посейдону,

        Да оставит он брань и в обитель свою возвратится.

        Феб же великого Гектора снова ко брани воздвигнет,

60

   Новую бодрость вдохнет и его исцелит от страданий,

        Ныне терзающих душу героя, а рати ахеян

        Вновь к кораблям отразит, малодушное бегство пославши.

        В бегстве они упадут на суда Ахиллеса Пелида.

        Царь Ахиллес ополчит на сражение друга Патрокла,

65

   Коего в битве копьем поразит бронеблещущий Гектор

        Пред Илионом, как тот уже многих юношей храбрых

        Свергнет, и с ними мою драгоценную ветвь, Сарпедона.

        Гектора, мстящий за друга, сразит Ахиллес знаменитый.

        С оного времени паки побег от судов и погоню

70

   Я сотворю и уже невозвратно, доколе ахейцы

        Трои святой не возьмут, по советам премудрой Афины.

[126]

        Так не свершившемусь, гнева ни сам не смягчу, ни другому

        Богу бессмертному я аргивян защищать не позволю

        Прежде, пока не исполнится все упованье Пелида:

75

   Так обещал я и так утвердил я моею главою

        В день, как Фетида, объемля колена, меня умоляла

        Сына прославить ее, Ахиллеса, рушителя твердей».

        Рек; и ему покорилась лилейнораменная Гера;

        Бросилась с Иды горы, устремляяся быстро к Олимпу.

80

   Так устремляется мысль человека, который, прошедши

        Многие земли, про них размышляет умом просвещенным:

        «Там проходил я, и там», и про многое вдруг вспоминает, –

        С равной стремясь быстротой, пролетела по воздуху Гера;

        Высей Олимпа достигнув, она обрела совокупных

85

   Всех небожителей в доме Кронида. Богиню увидев,

        Все поднялися, и каждый своею чествовал чашей.

        Гера, всех обошед,

[127]

 у Фемиды румяноланитой

        Приняла чашу; Фемида бо первая Гере входящей

        Бросилась в встречу и речи крылатые к ней устремила:

90

   «Что ты, о Гера, приходишь, таким пораженная страхом?

        Верно, тебя устрашил громоносный супруг твой Кронион?»

        Ей отвечала богиня, лилейнораменная Гера:

        «Что вопрошаешь, Фемида бессмертная; или не знаешь,

        Сколько метателя молний душа и горда и сурова.

95

   Но воссядь и начни ты пир с бессмертными общий;

        Вместе со всеми богами услышишь, Фемида, какие

        Ужасы нам возвещает Кронион. Никто, уповаю,

        Радостен сердцем не будет, ни смертный, ни даже бессмертный,

        Как бы он ни был доныне средь пиршества мирного весел».

100

 Так изрекла, и воссела владычица Гера; смутились

        Боги в Зевсовом доме; она ж улыбалась устами,

        Но чело у нее между черных бровей не светлело,

        Вдруг, ко всем обращаясь, воскликнула гневная Гера:

        «Боги безумные, мы безрассудно враждуем на Зевса!

105

 Мы бесполезно пылаем его укротить, нападая

        Словом иль силою! Он, удаляся, об нас и не мыслит,

        Нас презирает, считает, что он меж богов вековечных

        Властью и силой своей превосходнее всех несравненно.

        Должно терпеть вам, какое бы зло и кому б ни послал он;

110

 Им, как я мыслю, сегодня удар нанесен и Арею:

        Пал на бою Аскалаф, браноносец, любезнейший богу,

        Смертный, которого сыном могучий Арей называет».

        Так изрекла; и ударил Арей по крутым себя бедрам

        Дланями жилистых рук и рыдающий громко воскликнул:

115

 «О, не вините меня, на Олимпе живущие боги,

        Если за сына я мстить иду к ополченьям ахейским,

        Мстить, хоть и сужено мне, пораженному Зевса перуном,

        С трупами вместе лежать, в потоках кровавых и прахе!»

        Рек, и тогда ж повелел он и Страху и Ужасу коней

120

 Впрячь, а сам покрывался оружием пламеннозарным.

        Верно б, сильнейший, стократно ужаснейший, нежели прежний,

        Гнев громодержца и мщенье противу богов воспылали;

        Но Афина богиня, за всех устрашася бессмертных,

        Бросилась к двери, оставивши трон на котором сидела;

125

 Щит от рамен и шелом от главы у Арея сорвала,

        Пику поставила в сторону, вырвав из длани дебелой,

        И загремела, словами напав на сурового бога:

        «Буйный, безумный, ты потерялся! Напрасно ль имеешь

        Уши; чтоб слышать? Иль стыд у тебя и рассудок погибли?

130

 Или не слышишь ты, что говорит владычица Гера,

        Гера, теперь возвратившаясь к нам от владыки Зевеса?

        Или ты хочешь, как сам, претерпев неисчетные бедства,

        С горьким стыдом поневоле, на светлый Олимп возвратиться

        Так и на всех нас, бессмертных, навлечь неизбежное бедство?

135

 Скоро, сомнения нет, племена и троян и данаев

        Бросил бы Зевс и пришел бы он нас ужаснуть на Олимпе;

        И постиг бы, карающий, всех – и виновных и правых!

        Будь мне послушен и месть отложи за убитого сына.

        Воин в бою не один, и храбрейший его и сильнейший,

140

 Пал и еще ниспадет, пораженный другим; невозможно

        Весь человеческий род неисчетный от смерти избавить».

        Так говоря, посадила на трон исступленного бога.

        Гера ж царя Аполлона из Зевсова вызвала дому

        Вместе с Иридою, вестницей быстрой богов олимпийских.

145

 К ним возгласивши, она провещала крылатые речи:

        «Зевс повелел, да на Иду немедля предстанете оба;

        Но лишь предстанете вы и лицо увидите бога,

        Делайте, что повелит и чего Эгиох ни восхощет».

        Так изрекла и, в чертог возвратяся, владычица Гера

150

 Села на трон, а Ирида и Феб, устремясь, полетели;

        Быстро спустились на Иду, зверей многоводную матерь;

        Там, на возвышенном Гаргаре Зевса нашли громодержца;

        Он восседал, и его благовонный увенчивал облак.

        Боги, представ пред лицо воздымателя облаков Зевса,

155

 Стали, – и к ним устремил Олимпиец негневные очи:

        Скоро они покорились супруги его повеленьям.

        К первой Ириде он рек, устремляя крылатые речи:

        «Шествуй, Ирида быстрая, к богу морей Посейдону,

        Всё, что реку, возвести и неложною вестницей будь мне.

160

 Пусть он брань оставит немедленно, пусть возвратится

        Или в собор небожителей, или в священное море.

        Если ж глаголы мои не восхощет исполнить, но презрит, –

        Пусть он помыслит, и с сердцем своим и с умом совещаясь,

        Может ли, как ни могущ он, меня в нападении встретить?

165

 Думаю, что Посейдаона я и могуществом высший,

        Я и рожденьем старейший, а он не страшится единый

        Равным считаться со мной, пред которым все боги трепещут».

        Рек; покорилась ему ветроногая вестница деба;

        Быстро от Иды горы понеслась к Илиону святому.

170

 Словно как снег из тучи иль град холодный, обрушась,

        Быстро летит, уносясь проясняющим воздух Бореем, –

        Так устремляяся, быстрая путь пролетела Ирида;

        Стала и так провещала могущему Энносигею:

        «С вестью тебе, Посейдон, колебатель, земли черновласый,

175

 Я нисхожу от эгида носителя Зевса Кронида.

        Брань ты оставь немедленно, так он велит; возвратися

        Или в собор небожителей, или в священное море.

        Если ж глаголы его не восхощешь исполнить и презришь,

        Он угрожает, что сам, и немедля, с тобою сразиться

180

 Придет сюда; и советует он, чтобы ты уклонялся

        Рук громовержущих: ведаешь, он и могуществом высший,

        Он и рожденьем старейший; а ты, Посейдон, не страшишься

        Спорить о равенстве с тем, пред которым все боги трепещут».

        Ей, негодующий сердцем, ответствовал царь Посейдаон:

185

 «Так, могуществен он; но слишком надменно вещает,

        Ежели равного честью, меня, укротить он грозится!

        Три нас родилося брата от древнего Крона и Реи:

        Он – громодержец, и я, и Аид, преисподних владыка;

        Натрое всё делено, и досталося каждому царство:

190

 Жребий бросившим нам, в обладание вечное пало

        Мне волношумное море, Аиду подземные мраки,

        Зевсу досталось меж туч и эфира пространное небо;

        Общею всем остается земля и Олимп многохолмный.

        Нет, не хожу по уставам я Зевсовым; как он ни мощен,

195

 С миром пусть остается на собственном третьем уделе;

        Силою рук он меня, как ничтожного, пусть не стращает!

        Дщерей своих и сынов для Зевса приличнее будет

        Грозным глаголом обуздывать, коих на свет произвел он,

        Кои уставам его покоряться должны поневоле!»

200

 Вновь провещала ему ветроногая вестница Зевса:

        «Сей ли ответ от тебя, колебатель земли черновласый,

        Зевсу должна я поведать, ответ и суровый и страшный?

        Или, быть может, смягчишь ты? Смягчимы сердца благородных.

        Знаешь и то, что старейшим всегда и Эриннии служат».

205

 Ей ответствовал вновь колебатель земли Посейдаон:

        «Слово твое справедливо и мудро, Ирида богиня!

        Благо, когда возвеститель исполнен советов разумных.

        Но, признаюсь, огорчение сильное душу объемлет,

        Если угрозами гордыми он оскорблять начинает

210

 Равного с ним и в правах, и судьбой одаренного равной.

        Ныне, хотя негодующий, воле его уступаю;

        Но объявляю, и в сердце моем сохраню я угрозу:

        Если Кронион, мне вопреки и победной Афине,

        Гермесу богу, Гефесту царю и владычице Гере,

215

 Будет щадить Илион крепкостенный, когда не захочет

        Града разрушить и дать знаменитой победы ахейцам, –

        Пусть он знает, меж нами вражда бесконечная будет!»

        Так произнес, и ахейскую рать Посейдаон оставил,

        В понт погрузился; о нем воздыхали ахейцы герои.

220

 И тогда к Аполлону воззвал громовержец Кронион:

        «Ныне, возлюбленный Феб, к меднобронному Гектору шествуй,

        Се, обымающий землю, земли колебатель могучий

        В море отходит священное: грозного нашего гнева

        Он избегает; услышали б грозную брань и другие,

225

 Самые боги подземные, сущие около Крона!

[128]

        Благо и мне и ему, что, и гневаясь, он уступает

        Силам моим: не без пота б жестокого дело свершилось!

        Но прими, Аполлон, бахромистый эгид мой в десницу

        И, потрясающий им, устраши ты героев ахейских.

230

 Сам между тем попекись, дальновержец, об Гекторе славном;

        Храбрость его возвышай непрестанно, доколе данаи,

        В бегстве пред ним, не придут к кораблям и зыбям Геллеспонта.

        С оного времени сам я устрою и дело и слово,

        Да немедля почиют от бранных трудов и данаи».

235

 Так произнес он, и не был отцу Аполлон непокорен!

        С Иды, шумной потоками, он устремился, как ястреб,

        Быстрый ловец голубей, между хищных пернатых быстрейший.

        В поле нашел стреловержец Приамова храброго сына;

        Гектор сидел, не лежал, и уже, обновившийся в силах,

240

 Окрест стоящих друзей узнавал; прекратилась одышка,

        Пот перестал: восстанавливал Гектора промысл Кронида;

        Близко представши, к нему провещал Аполлон дальновержец:

        «Гектор, Приамова отрасль! почто, от дружин удаленный,

        Духом унылый сидишь? Или горесть тебя удручила?»

245

 Дышащий томно, ему говорил шлемоблещущий Гектор!

        «Кто ты, благий небожитель, ко мне обращающий слово?

        Или еще не слыхал, что меня пред судами ахеян,

        Их истреблявшего рать, поразил Теламонид могучий

        Камнем в грудь и мою укротил кипящую храбрость?

250

 Я уже думал, что мертвых и мрачное царство Аида

        Ныне увижу; уже испускал я дыхание жизни».

        Сыну Приамову паки вещал Аполлон дальновержец:

        «Гектор, дерзай! поборник могучий Зевсом Кронидом

        С Иды высокой тебе на покров и защиту ниспослан,

255

 Я, Аполлон златомечный, бессмертный, который и прежде

        Сильной рукой защищал и тебя, и высокую Трою.

        Шествуй к полкам, – и своим многочисленным конникам храбрым

        Всем повели к кораблям устремить их коней быстроногих.

        Я перед ними пойду, и сам для коней илионских

260

 Путь уравняю, и в бег обращу героев ахейских».

        Рек, и ужасную силу вдохнул предводителю воинств;

        Словно конь застоялый, ячменем раскормленный в яслях,

        Привязь расторгнув, летит и копытами поле копает;

        Пламенный, плавать обыклый в реке быстрольющейся, пышет,

265

 Голову, гордый, высоко несет; вкруг рамен его мощных

        Грива играет: гордится он сам красотой благородной;

        Быстро стопы его мчат к кобылицам и паствам знакомым,

        Гектор таков, с быстротою такой оборачивал ноги,

        Бога услышавши глас; возбуждал он на бой конеборцев.

270

 Словно рогатую лань или дикую козу поднявши,

        Гонят упорно горячие псы и ловцы поселяне;

        Но высокий утес и густая тенистая роща

        Зверя спасают: его изловить им не сужено роком;

        Криком меж тем пробужденный, является лев густобрадый

275

 Им на пути и толпу, распыхавшуюсь, в бег обращает, –

        Так аргивяне дотоле толпой неотступные гнали

        Трои сынов, и мечами и копьями в тыл поражая;

        Но лишь увидели Гектора, быстро идущего к рати,

        Дрогнули все, и у каждого в ноги отважность упала.

280

 Их Фоас ободрял, благородный сын Андремонов,

        Муж этолийский знатнейший, искусный в бою стрелобойном,

        Храбрый и в стойком; его и в собраньях мужей побеждали

        Редкие, если при нем в красноречии спорила юность.

        Он, распаляемый ревностью, так говорил меж ахеян:

285

 «Боги! ужасное чудо моим представляется взорам!

        Гектор воскрес! от ужасной смерти избегнувши, паки

        Гектор пред нами! А мы уповали, что гордый троянец

        Душу предаст под рукой Теламонова сына Аякса.

        Верно, могущий бессмертный опять сохранил и восставил

290

 Мужа, который уж многим колена сломил аргивянам,

        Что и еще совершит, как предвижу я! Он не без воли

        Зевса гремящего стал перед воинством, пышущий боем.

        Други, совет предложу я, и все мы ему покоримся.

        Ратной народной толпе повелим к кораблям удалиться;

295

 Мы же, сколько ни есть нас, храбрейшими в рати слывущих,

        Противостанем: быть может, его остановим мы, в встречу

        Копья уставивши; он, я надеюся, как ни неистов,

        Сердцем своим содрогнется ворваться в дружину героев».

        Так говорил; и, внимательно слушая, все покорились.

300

 Быстро Аяксы могучие, царь Девкалид копьеносец,

        Тевкр, Мерион нестрашимый и Мегес, Арею подобный,

        Строили битву, созвав благородных героев ахейских

        Против троян и великого Гектора; тою порою

        Сзади народа толпа к кораблям отступала. – Трояне

305

 Прежде напали толпой; предводил, широко выступая,

        Гектор герой; а пред Гектором шествовал Феб небожитель,

        Перси одеявший тучей, несущий эгид велелепный,

        Бурный, косматый, ужасный, который художник бессмертный

        Зевсу Крониду Гефест даровал, человекам на ужас.

310

 С сим он эгидом в деснице предшествовал ратям троянским.

        Их нажидали ахейцы, сомкнувшися; разом раздался

        Яростный крик от обеих ратей; с тетив заскакали

        Быстрые стрелы; и копья, из дерзостных рук полетевши,

        Многие в тело вонзились воинственных юношей красных,

315

 Многие, среди пути, не отведав цветущего тела,

        В землю вонзяся, дрожали, алкая насытиться телом.

        Долго, доколе эгид Аполлон держал неподвижно,

        Стрелы равно между воинств летали, и падали вои;

        Но едва аргивянам в лицо он воззревши, эгидом

320

 Бурным потряс и воскликнул и звучно и грозно, – смутились

        Души в их персях, забыли аргивцы кипящую храбрость.

        Словно как стадо волов иль овец великую кучу

        Хищные звери в глубокую мрачную ночь рассыпают,

        Если находят незапные, в час, как отсутствует пастырь, –

325

 Так аргивяне рассыпались, слабые; Феб на сердца их

        Ужас навел, посылая троянам и Гектару славу.

        Тут ратоборец сражал ратоборца в рассеянной битве.

        Гектор могучий и Стихия свергнул и Аркесилая,

        Стихия, войск предводителя меднодоспешных беотян,

330

 Аркесилая, верного друга вождя Менесфея.

        Но Энея оружием Ияс повержен и Медон:

        Медон, сын незаконный владыки мужей Оилея,

        Был Оилида Аякса младший брат; но в Филаке

        Он обитал, удалясь от отчизны, как мужа убийца,

335

 Мачехи брата убив, Эриопы, жены Оилея;

        Ияс же был предводитель воинственных духом афинян,

        Сыном Сфела от всех называвшийся, Буколиона.

        Полидамас поразил Мекистея, Полит же Эхия

        В первом ряду, а Клония сразил благородный Агенор;

340

 Дейоха тут же Парис, убегавшего между передних,

        С тыла в плечо поразил и насквозь оружие выгнал.

        Тою порой, как они обнажали убитых, данаи,

        В ров и на колья его опрокинувшись, в страшном расстройстве

        Полем бежали везде и за вал укрывались неволей.

Категория: Илиада | (11.04.2013)
Просмотров: 85
Меню сайта

Поиск

Категории раздела
Мифология Древней Греции [38]
Илиада [39]
Переводчики: Николай Гнедич, Василий Жуковский.
Одиссея [29]
Переводчики: Николай Гнедич, Василий Жуковский.

Статистика


Copyright MyCorp © 2017

Создать бесплатный сайт с uCoz