Мифы и легенды


Предупреждение

Материалы размещённые на данном сайте предназначены для лиц от 18 лет и старше.

...
интернет магазин книг

Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 96

Главная » Статьи » Скандинавские мифы и саги » Сага о Ньяле

(49) Сага о Ньяле - XLIX

XLIX

Теперь надо рассказать о том, как Скамкель поехал искать овец вверх по Кривой Реке и видит, что на дороге что-то блестит. Оказалось, это нож и пояс. Вещи эти кажутся ему знакомыми, и он отправляется с ними в Церковный Двор. Откель был на дворе, когда Скамкель приехал. Скамкель сказал Откелю:

Узнаешь эти вещи?

Конечно, узнаю, — сказал Откель.

Чьи же они? — спросил Скамкель.

Раба Мелькольва, — сказал Откель.

Их должны признать и другие, — сказал Скамкель, — я поддержу тебя.

Они показали эти вещи многим людям, и все их узнали.

Тогда Скамкель сказал:

Что ты думаешь теперь делать?

Откель сказал:

Надо съездить к Мёрду, сыну Вальгарда, и попросить у него совета.

После этого они поехали в Капище, показали эти вещи Мёрду и спросили, узнает ли он их. Он сказал, что узнает:

Что же теперь, — добавил он. — Вы собираетесь искать что-нибудь в Конце Склона?

Наше дело непростое, — сказал Скамкель, — в нем замешаны большие люди.

Это верно, — сказал Мёрд, — но все же я, кажется, знаю такие вещи о доме Гуннара, которых вы не знаете.

Мы тебе заплатим, — сказали они, — если ты нам поможешь.

Мёрд ответил:

Дорого мне обойдутся эти деньги, но я все же, пожалуй, возьму их.

Они дали ему три марки серебра, чтобы он помог им. Он посоветовал им послать женщин со своего двора с мелким товаром, предлагать его хозяйкам и посмотреть, чем им станут платить.

Потому что, — добавил он, — обычно все прежде всего отдают краденое, если оно у них есть. Так будет и в этом случае, если клеть сгорела не сама, а ее подожгли. Пусть потом женщины покажут мне, что им дали. Однако, как только улики будут найдены, я этим делом больше заниматься не буду.

Они согласились и поехали домой. Мёрд разослал по округе женщин, и они ходили с полмесяца и вернулись с большой ношей. Мёрд спросил их, где им дали больше всего. Они сказали, что всего больше им дали в Конце Склона и что Халльгерд была щедрее всех. Он спросил, что им там дали.

Сыру, — ответили они.

Он захотел взглянуть на этот сыр. Они показали ему — это были большие ломти. Он взял их и спрятал.

Вскоре после этого Мёрд поехал к Откелю. Он попросил дать ему форму для сыра, которая была у Торгерд. Тот так и сделал. Он положил в нее ломти сыра, и они точно уложились в ней. Они увидели, что Халльгерд дала им целый сыр. Мёрд сказал:

Теперь вы видите, что сыр украла, конечно, Халльгерд.

Они собрали все улики. Тогда Мёрд сказал, что больше он этим делом заниматься не будет. На том они и расстались. Однажды Кольскегг завел с Гуннаром разговор и сказал:

Скверное это дело, но все говорят, что кража и пожар в Церковном Дворе дело рук Халльгерд.

Гуннар сказал, что так оно, наверно, и есть:

Что же теперь делать? — добавил он.

Кольскегг сказал:

Видно, тебе придется расплачиваться за свою жену. По-моему, тебе надо бы съездить к Откелю и предложить ему хороший выкуп.

Совет хорош, — сказал Гуннар, — так я и сделаю.

Вскоре после этого Гуннар послал за Траином, сыном Сигфуса, и Ламби, сыном Сигурда, и те тотчас же пришли. Гуннар сказал им, что собирается делать. Они одобрили его решение. Гуннар поехал с одиннадцатью провожатыми в Церковный Двор и вызвал Откеля. Там был Скамкель, и он сказал:

Я выйду с тобой. Дело здесь такое, что ум хорошо, а два лучше. Мне хотелось бы быть рядом с тобой, когда это тебе всего нужнее, а сейчас так оно, видимо, и будет. Мой тебе совет: держись смело.

Затем они вышли во двор — Откель, Скамкель, Халлькель и Халльбьёрн. Они поздоровались с Гуннаром. Откель спросил, куда он направляется.

Всего лишь сюда, — ответил Гуннар. — Я приехал, чтобы сказать тебе, что в большом ущербе, который ты понес, виновны моя жена и раб, которого я купил у тебя.

Этого можно было ожидать, — сказал Халльбьёрн. Гуннар сказал:

Я хочу сделать тебе хорошее предложение: я предлагаю, чтобы это дело рассудили лучшие люди в нашей округе.

Скамкель сказал:

Предложение твое звучит заманчиво, однако же оно несправедливо: тебя люди любят, а Откеля — нет.

Тогда я предлагаю, чтобы я сам решил это дело и сразу кончил его. Я предлагаю тебе мою дружбу и готов на месте заплатить сполна. Я уплачу тебе двойную цену.

Скамкель сказал Откелю:

Не соглашайся. Неразумно давать ему решать дело, когда ты сам должен его решать.

Откель сказал:

Я не согласен, чтобы ты сам решал это дело, Гуннар!

Гуннар сказал:

Я вижу, что тебя настраивают против меня, и придет время, когда я рассчитаюсь с теми, кто это делает. Ну, решай сам.

Откель нагнулся к Скамкелю и спросил:

Что мне ответить?

Скажи, что предложение это хорошее, но что ты хочешь, чтобы спор ваш разрешили Гицур Белый и Гейр Годи. Тогда народ станет говорить, что ты похож на своего деда Халлькеля, который был очень доблестным человеком.

Откель сказал:

Это хорошее предложение. Но я все же хочу, чтобы ты дал мне время посоветоваться с Гицуром Белым и Гейром Годи.

Гуннар сказал:

Делай как знаешь. Но люди скажут, ты сам не знаешь, что для тебя почетно, раз не принял предложение.

Гуннар отправился домой. Когда он уехал, Халльбьёрн сказал:

Какие вы с ним разные! Гуннар сделал тебе хорошее предложение, а ты не пожелал принять его. Ты что же, собираешься ссориться с Гуннаром, которому нет равного? И какой он хороший человек, что не взял назад своего предложения, дав нам согласиться на него позднее. Мне думается, тебе надо сейчас же поехать к Гицуру Белому и Гейру Годи.

Откель велел подать коня и собрался в путь. Откель был слаб глазами. Скамкель пошел проводить его и сказал:

Странно, что твой брат не захотел поехать вместо тебя. Давай я поеду, я ведь знаю, как неохотно ты пускаешься в такие поездки.

Что ж, спасибо, — сказал Откель, — но смотри говори одну правду.

Хорошо, — сказал Скамкель.

И Скамкель взял его коня и дорожную одежду, а Откель вернулся домой. Халльбьёрн был во дворе и сказал Откелю:

Дружба с рабом до добра не доводит. Нам придется всю жизнь раскаиваться в том, что ты не принял этого предложения. Неразумно посылать такого лживого человека по делу, от которого, можно сказать, зависит жизнь людей.

Ты уж, верно, струсишь, — сказал Откель, — если Гуннар замахнется своим копьем, раз ты сейчас испугался.

Неизвестно еще, кто трусливее. Ты ведь тоже знаешь, что Гуннар не долго метится копьем, когда он в гневе.

Откель сказал:

Все вы трусы, кроме Скамкеля.

И оба были в гневе.

Категория: Сага о Ньяле | (28.06.2013)
Просмотров: 43
Меню сайта

Поиск

Категории раздела
Скандинавская мифология [23]
Старшая Эдда [35]
Младшая Эдда [9]
Сага о Волсунгах (Сага о Вёльсунгах / Сага о Вольсунгах) [44]
Сага о Гуннлауге Змеином Языке [13]
Сага о Гисли [38]
Сага о Ньяле [159]
Сага об Эйрике Рыжем [14]
Сага о гренландцах [9]
Прядь о Норна-Гесте [12]
Сага о Хромунде сыне Грипа [10]
Сага об Эгиле Одноруком и Асмунде Убийце Берсерков [18]

Статистика


Copyright MyCorp © 2017

Создать бесплатный сайт с uCoz