Мифы и легенды


Предупреждение

Материалы размещённые на данном сайте предназначены для лиц от 18 лет и старше.

...
интернет магазин книг

Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 104

Главная » Статьи » Тексты » Японская мифология

Кодзики - Первый свиток, перевод с японского Пинус Е. М. (2)

Глава 18

И вот, в точности как было [ему] сказано, отправился [бог Оо-намудзи] к богу Суса-но-о-но микото, а дочь его, Сусэри-бимэ - Ярая Дева, вышла и увидала [бога Оо-намудзи], обменялась [с ним] взглядом, супружески [с ним] соединилась, вошла обратно [в дом] и сказала своему отцу: "Прекраснейший бог явился", - так сказала.

Тогда Великий Бог вышел-взглянул - "Зовется он Асихараси-ко-о - Безобразный Муж с Тростниковой Равнины", - сказал, тут же [бога Оо-намудзи] позвал-ввел и положил спать в пещеру со змеями.

Тут его жена, богиня Сусэри-бимэ-но микото, дала своему супругу шарф-талисман, отгоняющий змей, и сказала: "Если те змеи вознамерятся тебя укусить, трижды этим шарфом взмахни-отгони их", - так сказала. И вот, [он] сделал, как [она] научила, и тогда змеи сами присмирели. Потому [он] невредимо [ночь] проспал и вышел.

И опять, на следующую ночь, [бог Суса-но-о] поместил [его] в пещеру со стоножками и пчелами, а [Сусэри-бимэ] дала шарф-талисман, отгоняющий стоножек и пчел, и, как прежде, научила [его]. Потому невредим вышел.

И опять [бог Суса-но-о] выпустил гудящую стрелу на широкую равнину и послал [его] искать ту стрелу. А когда [он] вышел на ту равнину, [бог Суса-но-о] тотчас ту равнину огнем запалил-окружил.

Тут не знал [бог Оо-намудзи], в каком месте [с той равнины] выйти, а в это время мышь пришла и сказала: "Внутри поло-поло, снаружи узко-узко", - так сказала. А раз так было [ему] сказано, [бог Оо-намудзи] и топнул в то место ногой, и провалился, а пока [там] укрывался, огонь поверху прошел. Тогда та мышь, ту гудящую стрелу держа в зубах, вышла и [ему стрелу] поднесла. Перья на той стреле детки мыши все объели.

Тут его жена, Сусэри-бимэ, держа принадлежности для похорон, пришла в слезах, и отец ее, Великий Бог, думая, что [бог Оо-намудзи] уже умер, вышел на ту равнину. И вот, когда [бог Оо-намудзи] ту стрелу [ему] поднес, повел [его] с собой в дом, в просторный - в восемь столбов - покой ввел и заставил у себя в голове искать насекомых.

И вот, [бог Оо-намудзи] в его голове поглядел, а [там] полно стоножек оказалось. Тут его жена взяла плоды дерева муку и красной глины и дала своему супругу. И вот, [он] плоды того дерева раскусил-раздробил, красной глиной рот набил и выплюнул, а тот Великий Бог уверился, что [он] стоножек раскусил-раздробил и выплюнул, с любовью в сердце о нем подумал и заснул.

Тогда [бог Оо-намудзи] того бога за волосы взял, к каждой стропилине того покоя [по волосу] привязал, скалой, что только пятьсот человек притащить могли бы, двери того покоя завалил, свою жену, Сусэри-бимэ, на спину посадил, тотчас же того Великого Бога Меч Долголетия, Лук и Стрелы Долголетия, а еще его Небесное Говорящее Кото с собой прихватил и убежал, а тут Небесное Говорящее Кото задело за дерево, и по всей земле звон пошел.

И вот, тот спавший Великий Бог услыхал-удивился, и свои покои разметал-разнес. Однако, пока [он] волосы, привязанные к стропилам, освобождал, [те] далеко убежали. И вот, тогда [бог Суса-но-о], преследуя [их], достиг Емоцухирасака - Прохода Страны Еми, далеко-далеко [через тот проход] заглянул, бога Оо-намудэи-но ками позвал и сказал: "С этим Мечом Долголетия и Луком-Стрелами Долголетия, что у тебя есть, ты сводных братьев на гребень холма загони, а еще к стремнине реки [их] гони - [в нее] сбрось, [и тогда] ты Богом-Правителем Великой Страны станешь, а еще Богом-Духом Земли людей станешь, ту дочь мою, Сусэри-бимэ, главной женой сделай, у подножия горы Уканояма, на скалах-корнях столбы дворца прочно утверди, до Равнины Высокого Неба коньки кровли вознеси, и [там] пребывай, ты, негодник!" - так сказал. Потому, когда с теми Мечом-Луком [он] тех восемьдесят богов гнал-загонял, [он их] на каждый гребень холма загнал-уложил, в каждую стремнину реки загнал-сбросил, и впервые создал страну.


Глава 19

И вот, та Ягами-химэ, согласно клятве, что раньше дала, сочеталась с [богом Оо-намудзи]. Потому, взяв ту Ягами-химэ с собой, [он] прибыл в Идзумо, однако, боясь его главной жены, Сусэри-бимэ, [она] дитя, что у нее родилось, в развилину дерева засунув-зажав, вернулась [в Инаба]. Потому-то дитя нарекли Ко-но-мата-но ками - Бог Развилины Дерева - так назвали, а другим именем Мии-но ками - Бог Священного Колодца зовется.


Глава 20

Этот бог Ятихоко-но ками, желая посвататься к Нунакава-химэ - Деве из Нунакава, что в стране Коси, отправился [туда], и вот, прибыв к дому той Нунакава-химэ, сложил песню:


В стране Восьми Островов
Бог Ятихоко
Жену найти не смог.
И вот, он услыхал,
Что в дальнем далеке,
В стране, что зовется Коси,
Мудрая дева есть,
И вот, он услыхал -
Прекрасная дева есть.
И сватать ее
Отправился в путь,
Сватать ее
Пустился в путь.
Еще я развязать не успел
Тесьму моего меча,
Еще я распустить не успел
Моего хаори шнуры,
Деревянную дверь,
За которой дева спала,
Толкая-тряся,
Я там стоял,
Шатая-таща,
Я там стоял, -
А уже на зеленых горах
Дрозд запел,
Птица майских полей
Фазан отозвался ему,
Дворовая птица
Петух прокричал.
Как они досадили мне,
Эти птицы, криком своим!
Ах, унять бы несносный крик
Этих горло дерущих птиц!
Таковы слова,
Вот они, слова
Спешащих-летящих
Ама быстрых гонцов! -

Так сложил.

Тогда та Нунакава-химэ, все еще не открывая дверей, изнутри сложила [ему] песню:


Бог Ятихоко! Я всего лишь женщина,
Гнущаяся трава.
А моя душа -
Птица в бухте морской.
Пусть еще пока
Я птица ничья,
Время пройдет, и я
Птицей стану твоей.
Жизнь свою
Не погуби [второпях]!
Таковы слова,
Вот они, слова
Спешащих-летящих
Ама быстрых гонцов!
Когда солнце уйдет
За зеленые горы,
Явится ночь,
Черная, как ягоды тута.
[Тогда] приходи,
Смеясь, как солнце поутру,
Руками, что так белы,
Как жгуты из волокон тута,
Мою молодую грудь,
Нежную, как пушистый снег,
Приласкай!
И, лаская, сплетемся.
Руками, что как жемчуга,
Руками жемчужными, обними!
И, протянувшись свободно,
Уснем крепким сном.
Так не взывай любовно
[Ко мне]. Бог Ятихоко!
Таковы слова,
Вот они, слова! -


Так сложила. Потому в ту ночь они не соединились, а соединились на следующую ночь.

Глава 21

Опять жена того бога, богиня-императрица Сусэри-бимэ-но микото, сильно возревновала. Потому ее супруг-бог, досадуя [на это], собрался отправиться из Идзумо в страну Ямато и стал снаряжаться. И вот, взявшись рукой за седло своего коня, ноту занеся в стремя, сложил:

Облачен я весь
В одежды черного цвета,
Черные, что ягоды тута.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь,
Ими, как крыльями, хлопаю -
Не годны они!
В волну, что бежит к земле,
Бросаю одежды эти.
Облачен я весь
В одежды синего цвета,
Синие, что зимородок.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь, и
Ими, как крыльями, хлопаю -
Не годными они!
В волну, что бежит к земле,
Бросаю одежды эти.
Облачен я весь
В одежды цвета марены,
Что на горах взросла.
Словно морская птица,
Глядя себе на грудь,
Ими, как крыльями, хлопаю -
Эти годятся!
Любимая моя!
Богиня-жена моя!
Когда я удалюсь
Со стаей слуг моих,
Сгрудившихся, как птичья стая,
Когда я удалюсь,
Их увлекая в путь,
Как увлекает птицу птица,
Хоть скажешь: ,
Заплачешь,
Голову склоня,
Как склонится побег сусуки
На склоне гор,
И плач твой встанет,
Как дымка раннего дождя.
Богиня-жена моя,
Молодая трава!
Таковы слова,
Вот они, слова! -
Так сложил. Тогда та императрица взяла чашу, полную сакэ, приблизилась [к нему] и, поднеся [чашу], сложила:


Бог Ятихоко!
Оо-кунинуси мой!
Ты - муж, и потому
На острове любом из тех,
Что ты на веслах обойдешь,
На мысу любом из тех,
Что на пути ты обогнешь,
Будешь иметь жену -
Молодую траву.
Другое дело я,
Я - женщина, и потому,
Кроме тебя одного,
Мужчины нет у меня,
Кроме тебя одного,
Мужа нет у меня.
Под шелком полога
Веющим,
Под одеялами греющими,
Под покрывалами шелестящими
Мою молодую грудь,
Нежную, как пушистый снег,
Руками, что так белы,
Как жгуты из волокон тута,
Приласкай!
И, лаская, сплетемся.
Руками, что как жемчуга,
Руками жемчужными,
Обними!
И, протянувшись свободно,
Усни крепким сном.
Вкуси изобильного сакэ. -

Так сложила.

Так сложила, и, обменявшись чашками, обвив шеи друг друга, [они] до нынешнего дня здесь пребывают в покое. Песни эти называют .

И вот, дитя, что родил этот бог Оо-кунинуси-но ками, сочетавшись с Такири-бимэ-но микото - Девой-Богиней Тумана, пребывающей во дворце Окицумия, в Мунаката, [был] Адэисикитака-хиконэ-но ками - Юноша-Высокий Бог Плугов. Следующей [была] Така-химэ-но микото - Дева-Высокая Богиня, младшая сестра. Другое имя Ситатэ-ру-химэ-но микото - Дева-Ниже Светящаяся Богиня. Этот бог Адэисикитака-хиконэ-но ками ныне зовется Камо-но оо-ми-ками - Великий Священный Бог Камо.

Дитя, что еще родил бог Оо-кунинуси-но ками, сочетавшись с Камуятатэ-химэ-но микото - Девой-Богиней Божественных Стрелы и Щита, [был] Котосирануси-но ками - Бог-Оракул.

А дитя, что еще родил, сочетавшись с дочерью Ясимамудзи-но ками - Бога-Владельца Восьми Островов, Торимими-но ками - Богиней-Птичье Ушко, [был] Торинаруми-но ками - Бог Моря Кричащих Птиц.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с Хинатэринукатаби-тиоикотини-но ками - Богиней, Освещающей Сельские Местности в Нуката, [был] Куниоситоми-но ками - Бог Обильных Богатств Страны.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с Асинадака-но ками - Богиней Тростниковых Высот, другое имя Ягахаэ-химэ - Дева Множества Цветений, [был] Хаямика-но-такэсахая-даинуми-но ками - Бог Быстрый Устрашающий Храбрый Правитель из Сахая.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Амэ-но- микануси-но ками - Бога-Небесного Устрашающего Правителя, Сакитама-химэ - Девой Счастливой Жемчужины, [был] Микануси- хико-но ками - Юноша-Бог Устрашающий Правитель.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Оками-но ками - Бога-Дракона, Хинараси-химэ - Девой Ровного Огня, [был] Тахирикисимаруми-но ками - Бог-Дух из Кидзима.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Хихираги-но-соноханамадзуми-но ками - Бога Редчайших Цветов Душистого Кустарника, Икутама-сакитама-химэ-но ками - Девой-Богиней Животворящей Жемчужины, Счастливой Жемчужины, [был] Миронами-но ками - Бог Волн в Миро.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Сакиямануси-но ками - Бога-Правителя Уступчатых Гор, Аонумауманумаоси-химэ - Девой Болот из Нуноси, [был] Нунооситомиторинаруми-но ками - Бог Моря Кричащих Птиц в Нуноси.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с Вака-цукусимэ-но ками - Юной Богиней из Цукуси, [был] Амэ-но-хибараоосинадоми-но ками - Бог-Солнечное Чрево из Большого Синадо.

Дитя, что родил этот бог, сочетавшись с дочерью Амэ-но-сагири-но ками - Бога Небесных Туманов в Ущельях, Тооцуматинэ-но ками - Богиней Далекого Маги, [был] Тооцуямасакитараси-но ками - Бог Далекого Ямасаки.

От бога Ясима-дзинуми-но ками до бога Тоцуямасакитараси-но ками - богов, о которых рассказано выше, называют .


Глава 22

И вот, когда бог Оо-кунинуси-но ками пребывал на мысе Михо в Идзумо, по гребням волн, сидя в небесной лодочке из стручка каками, в платье, что соорудил [себе] из кожицы трясогузки,"" перья [из нее] выщипав-выдергав, явился сюда бог.

Тогда [бог Оо-кунинуси] спросил его имя, но [тот] не ответил. Снова спросил у богов [своей] свиты, но [те]: , - сказали. Тут проквакала жаба:" , - так проквакала, и потому [бог Оо-кунинуси] тут же призвал Куэбико и спросил.

Тогда [тот] сказал в ответ: . И вот, когда [бог Оо-кунинуси-но ками] рассказал [об этом] Камимусуби-но ми-оя-но микото - Богине Божественного Творения - Священной Матери, [та] сказала в ответ: , - так сказала.

Потому с тех пор Оо-намудзи и Сукуна-Бикона - два бога совместно эту страну строили-укрепляли. А уж после того, тот бог Сукуна-Бикона-но ками переправился в заморскую Страну Вечной Жизни.

И вот, тот самый Куэбико, что опознал того бога Сукуна-Бикона, теперь зовется Пугало Горных Полей. Этот бог, хоть ноги и не ходят у него, все дела в Поднебесной знает.


Глава23

Тут бог Оо-кунинуси-но ками, горюя, сказал: "Как смогу я один хорошо создать эту страну? С каким богом вместе мы хорошо создадим эту страну?” — так сказал.

В это время был бог, который прибыл, освещая море. Тот бог сказал: "Если будешь хорошо поклоняться мне, я вместе [с тобой] буду хорошо создавать [страну]. А не сделаешь так, трудно будет стране стать”, — так сказал.

Тогда бог Оо-кунинуси-но ками сказал: "В таком случае, как поклоняться тебе?” — так сказал, и [тот бог] сказал в ответ: "Поклоняйся мне на восточной горе [из гор] Аогаки-яма в Ямато”.

Это бог, что пребывает на горе Миморо-яма.


Глава24

И вот, дитя, что родил этот бог Оо-тоси-но ками, сочетавшись с дочерью Камуикумусуби-но ками — Бога Божественной Животворящей Силы, Ино-химэ — Девой из Ино, [был] Оо-куни-ми-тама-но ками — Бог-Священный Дух Великой Страны. За ним Кара-но ками — Корейский Бог. За ним Сохори-но ками — Бог Сохори. За ним Сирахи-но ками — Бог Сираги. За ним Хидзири-но ками — Бог-Мудрец.

Пять богов.

Дитя, что еще родил, сочетавшись с Каё-химэ — Девой Светящейся, [был] Оо-кагаямато-оми-но ками — Благородный Бог Большого Светящегося Входа в Горе. За ним Митоси-но ками —, Бог Священной Жатвы.

Два бога.

Дитя, что еще родил, сочетавшись с Амэтикарумидзу-химэ — Девой, Ведающей Небесными Водами, [был] Окицу-хико-но ками — Юноша-Бог Тлеющих Углей. За ним Окицу-химэ-но микото — Дева-Богиня Тлеющих Углей. Другое имя Оо-бэ-химэ-но ками — Дева-Богиня Большого Очага. Это и есть богиня очага, почитаемая всем народом.

За ней Оо-ямакуи-но ками — Бог Больших Горных Столбов. Другое имя Ямасуэ-но-оо-нуси-но ками — Бог-Великий Правитель Верхушек Гор. Этот бог пребывает на горе Хиэ, в стране Тикацу-Оми. А еще пребывает в Мацу-но О, в Кадзуно. Это и есть бог, что держит гудящую стрелу.

За ним [был рожден] Нивацухи-но ками — Бог Солнца во Дворе. За ним Асуха-но ками — Бог Земли под Ногами. За ним Хахики-но ками — Бог Входа в Жилище. За ним Кагаямато-оми-но ками — Благородный Бог Светящегося Входа в Горе. За ним Хаямато-но Ками — Бог Входов у Предгорий. За ним Ниватаканухи-но ками — Бог Высокого Солнца во Дворе. За ним Оо-цути-но ками — Бог Великой Земли. Другое имя Цути-но-ми-оя-но ками — Богиня-Священная Мать Земли.

Девять богов.

Детей бога Оо-тоси-но ками, о которых рассказано выше, от Оо-куни-ми-тама-но ками до Оо-цуги-но ками, всего шестнадцать богов.

Дитя, что родил бог Хаямато-но ками, сочетавшись с богиней Оо-гэцу-химэ-но ками, [был] Вакаямакуи-но ками — Бог Столбов Молодых Гор. За ним Вакатоси-но ками — Бог Молодой Жатвы. За ним Вакасанамэ-но ками — Богиня Молодых Посадок Риса, младшая сестра. За ней Мидзумаки-но ками — Бог Разбрызгивания Воды. За ним Нацутакацухи-но ками — Бог Летнего Высокого Солнца. Другое имя Нацу-но-мэ-но ками — Богиня Лета. За ней Аки-бимэ-но ками — Дева-Богиня Осени. За ней Кукутоси-но ками — Бог Года Побегов. За ним Кукукивакамуроцунанэ-но ками — Бог Побегов Молодой Лозы в Пещерах.

От детей Хаяма, о которых рассказано выше, до Вакамуроцунанэ. всего восемь богов.


Глава25

Великая священная богиня Аматэрасу оо-ми-ками, своим повелением: "Тоёасихара-но-тиаки-но-нагаихоаки-но-мидзухо-но куни — Страна обильных тростниковых равнин, тысячеосенних, долгих пятисотенных молодых рисовых ростков — это страна, которой ведать должно моему дитяти, богу Масакацу-а-кацукатихаяхи амэ-но-осихомими-но микото” - так, поручив, [ему] велела спуститься с небес.

Тут бог Амэ-но-осихомими-но микото — Бог Обильных Рисовых Ростков, стоя на Небесном Плавучем Мосту, сказал: "Страна обильных тростниковых равнин, тысячеосенних, долгих пятисотенных молодых рисовых ростков находится в большом беспорядке”, — так сказал, снова обратно поднялся и Великой Богине Аматэрасу оо-ми-ками [об этом] доложил.

Тогда, по повелению бога Така-ми-мусуби-но ками [и] Великой Священной Богини Аматэрасу оо-ми-ками в долине Небесной Спокойной Реки восемьсот мириад богов собралось-сошлось, богу Омоиканэ-но ками наказали поразмыслить и сказали: "Эта Тростниковая Равнина-Серединная Страна — страна, которой [богиня Аматэрасу] наказала управлять своему дитяти. Потому, думаем [мы], много в этой стране буйствующих земных богов, что быстро, [как ветер], носятся. Какого бога [мы] тут пошлем, [чтобы к нам] повернуть их?” — так сказали.

Тогда бог Омоиканэ-но ками и восемьсот мириад богов, посовещавшись, сказали: "Бога Амэ-но-хохи-но ками — Бога Небесного Рисового Колоса, вот кого нужно послать”, — так сказали.

Потому бога Амэ-но-хохи-но ками послали, а он тут же вошел в милость у бога Оо-кунинуси-но ками и в течение трех лет не возвращался, не докладывал [о своем поручении].

И вот, бог Така-ми-мусуби-но ками [и] Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками снова спросили всех богов: "Бог Амэ-но-хохи-но ками, что был послан в Тростниковую Равнину-Серединную Страну, долгое время не возвращается, не докладывает. Какого бога [нам] следует снова послать?” — так спросили.

Тогда бог Омоиканэ-но ками сказал в ответ: "Нужно послать сына Амацукунитама-но ками — Небесного Бога-Духа Страны, Амэ-но-вакахико — Небесного Молодого Юнца”, — так сказал.

И вот, тогда пожаловали [они] Амэ-но-вакахико Небесный Олений Лук и Небесные Оперенные Стрелы и послали [его]. И вот бог Амэ-но-вакахико, как только спустился в ту страну, сочетался с дочерью бога Оо-кунинуси-но ками, девой Ситатэру-химэ, а еще замыслил ту страну заполучить, и в течение восьми лет не возвращался, не докладывал.

И вот, когда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками [и] бог Така-ми-мусуби-но ками снова спросили всех богов: "Амэ-но-вакахико долго не возвращается, не докладывает. Какого бога снова пошлем — по какой причине Амэ-но-вакахико долго не возвращается, спросим?” — так спросили.

Тут все боги, а также бог Омоикана-но ками: "Фазана, по имени Накимэ — Плачущая Женщина, нужно послать”, — так сказали в ответ, и тогда сказали [боги Фазану]: "Ты отправляйся, у Амэ-но-вакахико спроси: "Причина, по которой ты послан был в Тростниковую Равнину-Серединную Страну, та, чтобы буйствующих богов той страны [к нам] повернуть-утихомирить. Почему в течение восьми лет не возвращаешься, не докладываешь?” — так сказали.

И вот, тогда Накимэ спустилась с небес, уселась на густоветвистом дереве кацура, что [стояло] у ворот Амэ-но-вакахико, и сказала в точности по повелению небесных богов. Тогда Амэ-но-сагумэ — Небесная Мудрая Женщина услыхала, что эта птица говорит, Амэ-но-вакахико передала и сказала: "Крик этой птицы очень плохой. Потому нужно ее подстрелить”, — так посоветовала, и тут же Амэ-но-вакахико взял Небесный Лук из дерева Хадзи [и] Небесную Оленью Стрелу, что [ему] пожаловали небесные боги, и того Фазана подстрелил.

Тут та стрела прошла через грудь Фазана, взлетела обратно, и достигла того места, [где находились] в Равнине Небесной Спокойной Реки Великая Богиня Аматэрасу оо-ми-ками [и] Такаги-но ками — Бог Высокого Дерева. А бог Такаги-но ками — это другое имя бога Таками-мусуби-но ками, вот он кто.

И вот, бог Такаги-но ками ту стрелу взял и посмотрел, а к оперению той стрелы кровь пристала.

Тут бог Такаги-но ками: "Эта стрела — та, что была пожалована Амэ-но-вакахико!” — сказал, тут же всем богам показал ее и сказал:

"Если Амэ-но-вакахико повеления не нарушил, и пришла [к нам] стрела, которой [он] выстрелил в злых богов, не попадай ты в Амэ-но-вакахико. Если же помыслы [он] имеет нечистые, пусть будет проклят этой стрелой Амэ-но-вакахико!” — так сказав, взял ту стрелу, и через дырку, что [проделала] она, отправил ее обратно, [и она] ударила в грудь Амэ-но-вакахико, высокую, как холм, когда [он] утром лежал в постели, и [он] умер.

Отсюда [стали говорить] "возвращающаяся стрела”.

А еще и Фазан тот не вернулся. Потому поговорка "Фазан — Посланный в Один Конец”, что и сегодня (существует], отсюда пошла.

Глава 26

И вот, плач девы Ситатэру-химэ, жены Амэ-но-вакахико, разнесся ветром и достиг небес. Тут отец Амэ-но-вакахико, Амацукунитама-но ками — Небесный Бог-Дух Страны, находившийся на небесах, а также его жена и дети, услышали [этот плач], спустились [на землю] и, плача-горюя, тут же на том месте построили погребальный дом, Речного Гуся сделали разносчиком [погребальных] приношений, Цаплю сделали носильщиком метлы, Зимородка приставили к священной пище, Воробья приставили к ступке, Фазана сделали плакальщицей, — так сделали-определили, и дней — восемь дней, ночей — восемь ночей пели и танцевали.

В это время бог Адзисикитака-хиконэ-но ками прибыл и принял участие в похоронах Амэ-но-вакахико, и тогда отец Амэ-но-вакахико, спустившийся с небес, а также его жена — все они, плача, сказали:

"Мое дитя не умерло! Мой господин не мертв!" — так сказали и, припав к его рукам и ногам, плакали-горевали. Причина того, что так ошиблись [была в том], что облик этих двух богов был очень схожим. Из-за этого [они] ошиблись.

Тут бог Адзисикитака-хиконэ-но микото, сильно разгневавшись, сказал: "Я прибыл хоронить [его, потому что его] любимым другом являюсь. С какой же стати уподобляете меня нечистому мертвецу?” — так сказав, обнажил меч в десять пястей, что его опоясывал, и тот погребальный дом срубил и ногой [его] пнул-откинул прочь. Это и есть Мояма — Погребальная Гора, в верхнем течении реки Аимикава, в стране Мино-но куни. Имя того меча, которым срубил [дом], Оо-хакари — Великая Мера, так зовется, другое имя Камудо-но цуруги — Меч из Камудо, так зовется.

И вот, когда бог Адзисикитака-хиконэ-но ками в гневе улетел, его младшая сестра, Така-химэ-но микото, хотела раскрыть [значение] его священного имени. И вот, сложила:


О, жемчужина с отверстием,
На нити жемчужин,
На священной нити,
Что надевает на шею Дева-ткачиха
С небес, —
Это он,
Бог Адаисикитака
Хиконэ-но ками,
Что священные долины
Пересекает по две! —
Так сложила. Эта песня есть Хинабури — Сельский Напев.

Глава 27

Тут Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками сказала: "Какого бога следует снова послать?” — так сказала. Тогда бог Омоиканэ-но ками, а также все боги сказали: "Бога, что пребывает в Небесном Скалистом Гроте, в верховьях Небесной Спокойной Реки, по имени Ицу-но-охабари-но ками — Бог Священного Расширяющегося Клинка — его надо послать. А если не этот бог, то сын его, Такэмикадэути-но-о-но ками — он должен быть послан. А поскольку тот бог Амэ-но-охабари-но ками запрудил воды Небесной Спокойной Реки и путь перегородил, другие боги [там] пройти не смогут. Поэтому специально Амэ-но-каку-но ками — Бога-Небесного Оленя надо послать, чтобы спросил”, — так сказали.

И вот, когда послали бога Амэ-но-каку-но ками, и [он] спросил бога Амэ-но-охабари-но ками, [тот] сказал в ответ: "Повинуюсь. Служу [вам]. Однако в этот путь мой сын, бог Такэмикадзути-но ками, должен быть послан”, — так сказав, тут же [его] представил.

Тогда бога Амэ-но-торифунэ-но ками богу Такэмикадзути-но ками с собой и послали [их].

А потому, эти два бога спустились на побережье Инаса, в стране Идзумо, обнажили меч в десять пястей и поставили [его] острием вверх на гребпе волны, на кончике того меча, скрестив ноги, уселись, и тому богу Оо-кунинуси-но ками задали вопрос: "[Мы] посланы повелением Великой Богини Аматэрасу оо-ми-ками [и] бога Такаги-но ками, чтобы спросить. Нам поручено-сказано было, что Тростниковая Равнина-Серединная Страна, которой ты управляешь, — страна, которой ведать [должен] мой потомок. Потому — каковы твои намерения?” — так сказали.

Тогда бог [Оо-кунинуси] сказал в ответ: " Я сказать не могу. Мой сын, Яэкотосиронуси — Бог-Правитель Многих Слов, он должен сказать. Однако [он] ушел на мыс Михо, позабавиться [охотой] на птиц и уженьем рыбы, и еще не вернулся”, — так сказал.

И вот, тогда послали бога Амэ-но-торифунэ-но ками позвать бога Яэкотосиронуси-но ками, и когда [он пришел], спросили [его], и [он] своему отцу, Великому Богу, сообщил-сказал: "Повинуюсь. Эту страну потомку небесных богов благоговейно предоставлю”, — так сказав, тут же ту лодку пнул [ногой] и перевернул, и небесным обратным [хлопком] рук превратил [ее] в зеленую изгородь и спрятался [за ней].


Глава 28

И вот, тогда [они] спросили у того бога Оо-кунинуси-но ками: "Сейчас твой сын, бог Котосиронуси-но ками, так [нам] сказал. Есть ли еще [у тебя] сын, который должен сказать?” — так спросили.

Тут [бог Оо-кунинуси] снова сказал: "Есть еще у меня сын, Такэминаката — Доблестный Бог Минаката. Кроме него [сыновей] нет”, — так сказал.

Пока [он] так говорил, тот бог Такэминаката-но ками явился, подняв на кончиках пальцев скалу, что только тысяча человек притащить бы могли, и сказал: "Кто это в нашу страну пришел, и так шепотком-тишком разговаривает? А ну-ка, померяемся силой! Вот, я первый возьму тебя за руку”.

Потому [бог Такэмикадзути] дал [ему] взять себя за руку, и тут же [свою руку] превратил в ледяную сосульку, а еще в лезвие меча ее превратил. И вот, [бог Такэминаката] испугался и отступил.

Тогда [бог Такэмикадзути] попросил в свою очередь руку того бога Такэминаката, и когда взял [ее], то, словно молодой тростник взял, — обхватил и смял [ее], и отбросил от себя, и бог [Такэминаката] тут же убежал прочь.

И вот, когда [бог Такэмикадзути] погнался за ним, и настиг [его] у моря Сува, в стране Синано-но куни, и хотел [его] убить, бог Такэминаката сказал: "Повинуюсь. Не убивай меня. Кроме этого места [я] в другие места не пойду. А также повелений моего отца, бога Оо-кунинуси, не ослушаюсь. Слов бога Яэкотосиронуси-но ками не ослушаюсь. Эту Тростниковую Равнину-Серединную Страну в точности по повелению потомка небесных богов [тебе] преподнесу”, — так сказал.

И вот, они снова вернулись обратно и спросили того бога Оо-кунинуси-но ками: "Твои сыновья, два бога Котосиронуси-но ками и Такэминаката-но ками, оба сказали, что не ослушаются повеления потомка небесных богов. А твои намерения каковы?” — так спросили.

Тогда [бог Оо-кунинуси] сказал в ответ: "Того, что сказали мои сыновья, два бога, я не ослушаюсь. Эту Тростниковую Равнину-Серединную Страну, согласно повелению, полностью преподнесу. Только жилище мое [вы] устройте, как небесные покои блистающие, [как те], которыми ведает Небесная Солнечная Династия потомка небесных богов, на скалах-корнях столбы дворца прочно утвердите, до Равнины Высокого Неба коньки кровли вознесите, и [там] меня почитайте, тогда я далеко-далеко — не в ста, а в восьмидесяти поворотах пути скроюсь и служить вам буду. А еще — из моих детей, ста восьмидесяти богов, бог Яэкотосиронуси-но ками, [нас] и спереди и сзади охранять-служить станет, тогда бога, который ослушался бы, не будет”, — так сказал.

Так сказав, на побережье Тагиси в стране Идзумо, небесные священные покои построил [себе], внук бога Проливов, Кусиятама-но ками — Бог Восьми Чудесных Жемчужин, [у него] стольником стал, и когда небесные священные яства подносил, произносил благословение.

[Этот] бог Кусиятама-но ками в Баклана превратился, на дно моря нырнул, глину со дна в клюве принес, и восемьдесят небесных плоских сосудов изготовил, стебли водорослей срезал и ступку для добывания огня сделал, стебли саргассы срезал и пестик для добывания огня сделал, огонь высек и сказал:


Огонь, что я добыл,
Подымайся ввысь,
Так, чтобы
На равнине Высокого Неба,
В небесных покоях блистающих
Богини-матери Камимусуби-но микото
На восемь пястей вниз
Сажа повисла,
А под землей
Скалы-корни
Обожженные затвердели.
Рыбаки, что ловят рыбу,
Канаты из волокон таку
Растянули на тысячу хиро,
И тянут к себе, поднимают,
Шурша-шурша,
Судака со ртом широко разверстым,
С плавниками широкими.
Небесные яства из рыб, —
Столько, что прогнутся подносы бамбуковые,
[Тебе] поднесу. —

Так сказал.

И вот, бог Такэмикадзути-но ками поднялся обратно [на Равнину Высокого Неба] и доложил о том, что Тростниковую Равнину-Серединную Страну подчинил и усмирил.


Глава 29

Тогда Великая Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, бог Такаки-но ками, [со своим] повелением потомку-наследнику, богу Масакацу-а-кацукатихаяхиамэ-но-осихомими-но микото сказали: "Теперь Тростниковую Равнину-Серединную Страну подчинять кончили, — так донесено. Потому, в точности как [тебе] было поручено, спустись и ведай [ею]”, — так сказали.

Тогда потомок-наследник, бог Масакацу-а-кацукатихаяхиамэ-но-осихомими-но микото сказал в ответ: "Я снарядился, чтобы спуститься, а в это время [у меня] сын родился. Имя [его] Амэникиси-куниникиси-амацухико-хикохо-но-ниниги-но микото — Небесный Юноша-Бог Небесного Изобилия, Земного Изобилия Рисовых Ростков, — вот какое! Этого сына нужно послать вниз”, — так сказал.

Дитя, что родил этот сын, соединившись с дочерью бога Такаки-но ками, Ёродзухататоёакидзуси-химэ-но микото — Девой-Богиней Мастерицей Обильной Осени Мириад Ткацких Станков, [было] Амэ-но-хоакари-но микото — Бог Яркости Небесного Огня. За ним Хикохо-но-ниниги-но микото — Юноша-Бог Изобилия Рисовых Ростков рожден.

Два бога.

Потому-то, в точности как [потомком-наследником] было сказано, дали повеление богу Хикохо-но-нигини-но микото: "Эта Тоёасихара-но-мидзухо-но куни — Страна Обильных Тростниковых Равнин, Молодых Рисовых Ростков — это страна, которой тебе ведать, — так поручено [было]. Потому, в точности по повелению, должно [тебе] спуститься с небес”, — так сказали.

И вот, когда бог Хикохо-но-нигини-но микото собирался спуститься с небес, был тут бог, что, находясь на восьми небесных перекрестках [дорог], освещал — вверху Равнину Высокого Неба, внизу — Тростниковую Равнину-Серединную Страну.

Потому, тогда Великая Священная Богиня Аматэрасу оо-ми-ками, бог Такаки-но ками, [своим] повелением богине Амэ-но-удзумэ-но ками сказали: "Хотя ты нежная дева, но ты — божество, что может, лицом к лицу встретясь, одолеть [другого]. Потому только тебе идти и спросить: "Кто это находится тут, на пути, по которому мой потомок спускается с небес?”, — так сказали.

И вот, когда богиня Амэ-но-удзумэ спросила, [тот бог] сказал в ответ: "Я — земной бог. Имя [мое] Саруда-хико-но ками — Юноша-Бог из Саруда, вот какое. Явился сюда, услышав, что потомок небесных богов спустился с небес. По этой причине, желая послужить [ему] проводником, пришел на встречу”, — так сказал.


Глава 30

Тогда, богам Амэ-но-коянэ-но микото, Футодама-но микото, Амэ-но-удзумэ-но микото, Исикоридомэ-но микото, Таманоя-но микото, всем пятерым главам кланов, каждому его службу определив, послали [их] вниз с небес. Тут [богиня Аматэрасу богу Хикохо-но-ниниги дала] длинные нити со множеством магатама, зеркало — те, которыми [ее из грота] выманивали, а еще меч Кусанаги, а еще Токоё-но-омоиканэ-но ками — Бога Размышляющего из Вечного Царства, Бога-Мужа Тадзикара-о-но ками, Амэ-но-ивато-вакэ-но ками — Юного Бога Небесного Скалистого Входа присоединила и сказала: "Это зеркало полностью считай моим духом, поклоняйся ему так, как мне поклонялся бы. А бог Омоиканэ-но ками пусть примет [на себя] мои дела [на земле] и управляет”, — сказала.

Этих двух богов почитают в храме Звенящих Браслетов, что в Исудзу.

За ними [был] Тоюукэ-но ками — Бог Обильной Пищи — это бог, что пребывает в наружном храме, в Ватараи.

За ним [был] бог Амэ-но-ивато-вакэ-но ками, другим именем Кусиивамадо-но ками — Бог Чудесного Входа в Скале зовется. Другим именем Тоёивамадо-но ками — Бог Многих Входов в Скале зовется. Этот бог есть Бог Священных Ворот.

За ним Бог-Муж Тадзикара-о-но ками пребывает в Сананагата.

И вот, тот бог Амэ-но-коянэ-но микото.

Есть предок мурадзи [из рода] Накатоми.

Бог Футодама-но микото.

Есть предок атаэ [из рода] Имубэ.

Богиня Амэ-но-удзумэ-но микото.

Есть предок кими [из рода] Сарумэ.

Богиня Исикоридомэ-но микото.

Есть предок мурадзи [из рода] Кагамицукури.

Бог Таманоя-но микото.

Есть предок мурадзи [из рода] Таманоя.

И вот, тогда богу Амацухикохо-но-ниниги-но микото сказали, [и он] оставил [свое] небесное прочное сидение и, раздвигая небесные, в восемь гряд протянувшиеся облака, пробиваясь-проталкиваясь, встал на отмели возле Небесного Плавучего Моста и [затем] совершил нисхождение с небес на пик Кудзифурутатэ горы Такатихо, что в Химука, в Цукуси.

И вот, тогда двое богов — Амэ-но-осихи-но микото — Бог Небесного Обильного Солнца и Амацукумэ-но микото — Небесный Бог из Кумэ взяли на спины небесные крепкие колчаны, опоясались мечами с рукоятками-молотами, взяли небесные луки из дерева Хадзи, в руках зажали небесные оленей убивающие стрелы и, стоя перед [богом Амацухикохо-но-ниниги], служили [ему].

И вот, тот бог Амэ-но-осихи-но микото, он предок мурадзи [из рода] Отомо и бог Амацукумэ-но микото, он предок атаэ [из рода] Кумэ сказали: "Эта земля [находится] против страны Кара, [это] страна, куда через мыс Касаса прямо приходишь, страна, на которую утреннее солнце прямо светит, страна, которую вечернее солнце освещает. Потому земля эта — очень хорошее место”, — так сказав, столбы дворца на скалах-корнях прочно утвердили, коньки кровли до Равнины Высокого Неба вознесли, и там пребывали.

Глава 31

И вот, тогда [бог Хикохо-но-ниниги] сказал богине Амэ-но-удзумэ-но микото: "Бога Саруда-хико-но оо-ками, что служил [мне] проводником, ты, которая его узнала-назвала, проводи-служи [ему]. А еще имя того бога на себя прими и служи [мне]”, — так сказал.

Потому-то кими из [рода] Сарумэ носят имя того Бога-Мужа Саруда-хико и то, что женщин [из этого рода] называют "кими [из] Сарумэ”, отсюда идет.

И вот, когда тот бог Саруда-хико-но ками пребывал в Адзака, [он] ловил рыбу, и раковина хирабу заглотнула [его] руку, [потому он] погрузился в воду и утонул. Потому по имени он, когда погрузился на дно, Сокодоку-ми-тама — Священный Дух, Достигший Дна, зовется;

по имени он, когда на морской воде пузырьки пены появились, Цубутацу-ми-тама — Священный Дух Вскипающих Пузырьков Пены зовется; по имени он, когда пена обильно запузырилась, Авасаку-ми-тама — Священный Дух Образующейся Пены зовется.

Тут [богиня Амэ-но-удзумэ], проводив бога Саруда-хико, вернулась обратно, и тут же всех [рыб], с плавниками широкими, с плавниками узкими, созвала-собрала и спросила: "Вы потомку небесных богов будете служить?”. И тогда рыбы, все: "Будем служить”, — сказали, [а] среди них [только] Трепанг [ничего] не сказал.

Тогда богиня Амэ-но удзумэ-но микото сказала Трепангу: "Этот рот — рот, что ответить не может”, — так сказав, кинжалом ему рот разрезала. Потому и сейчас рот у Трепанга разрезан.

Потому-то, когда ко Двору первые продукты моря из Сима подносят, [их] раздают [и] кими [из рода] Сарумэ.


Глава 32

Тут бог Амацухико-хикохо-но ниниги-но микото на мысе Касаса встретил прекрасную девушку. Тогда [он] спросил:

"Чья же [ты] дочь?” — так спросил, и [она] сказала в ответ: "[Я] дочь бога Оо-яма-цуми-но ками, имя [мое] Камуатацу-химэ — Божественная Дева из Ата. Другим именем Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ — Дева Цветения Цветов на Деревьях зовусь”, — так сказала.

Снова: "А братья-сестры есть у тебя?” — спросил, и [она]: "Есть у меня старшая сестра, Иванага-химэ — Дева Долговечности Скал”, — сказала в ответ.

Тогда [он] сказал: "Хочу с тобой супружески соединиться. Ну как?” — так сказал, и [она]: "Я ответить не могу. Мой отец бог Оо-яма-цуми-но ками, вот кто скажет”, — сказала в ответ.

Потому, послал к ее отцу, богу Оо-яма-цуми-но ками, просить [ее руки], и тогда [тот] сильно обрадовался, ее старшую сестру, Иванага-химэ, в придачу дал, сотни столов приданого вручил и преподнес-послал [ее].

И вот, из-за того что та старшая сестра [была] очень уродлива, [он], увидев [ее], испугался и обратно отослал, только ту младшую сестру, Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ, оставил и на одну ночь с ней супружески соединился.

Тогда бог Оо-яма-цуми-но ками, из-за того что Иванага-хима вернули, испытал большой стыд и послал сказать: "Причина. по которой [я] обеих моих дочерей вместе отправил [тебе] служить, [вот в чем]: [я] послал [их], дав клятву, что если [он] Иванага-химэ пользоваться будет, жизнь потомка небесных богов — пусть даже снег падет, ветер налетит — всегда, скале подобно, вечной, крепкой, неколебимой будет. Если Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ пользоваться будет — расцветет, подобно тому, как цветы на деревьях расцветают. [А ты] вот так [поступил]: Иванага-химэ вернул, только Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ оставил. Потому священная жизнь потомка небесных богов недолговечной будет, подобно цветам на деревьях”, — так сказал.

И вот, потому-то и поныне священная жизнь Их Величеств Императоров не изволит быть долгой.

И вот, спустя время, Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ пришла и сказала:

"Я затяжелела! И сейчас пришло мне время родить. Не должно это дитя небесных богов быть рождено тайно. Потому [об этом] сообщаю”, — так сказала.

Тогда [бог Амацухико-хикохо-но-ниниги] сказал: "Сакуя-бимэ за одну ночь затяжелела. Это дитя не мое. Наверное, [это] дитя земного бога”, — так сказал.

Тогда [Ко-но-хана-но-сакуя-бимэ] сказала в ответ: "Если дитя, которым я тяжела, — это дитя земного бога, не рожу благополучно. Если [это] дитя небесных богов, рожу благополучно”,— так сказав, тут же просторные покои без дверей возвела, внутрь тех покоев вошла, глиной [их изнутри] замазала, а когда пришло время родить, те покои огнем запалила и родила.

Потому имя того дитя, что рождено было, когда тот огонь вовсю пылал, — Ходэри-но микото — Бог-Светящий Огонь.

Это предок кими Хаято из Ата.

Имя за ним рожденного дитяти — Хосусэри-но микото — Бог-Ярящийся Огонь.

Священное имя за ним рожденного дитяти — Хоори-но микото — Бог-Пригибающий Огонь. Другое имя — Амацухико-хикохоходэми-но микото — Небесный Юноша-Свяци-нный Бог, Явившийся из Огня.

Три бога


Глава 33

И вот, бог Ходэри-но микото, будучи Юношей, Удачливым на Море, добывал рыб с широкими плавниками, рыб с узкими плавниками, а бог Хоори-но микото, будучи Юношей, Удачливым в Горах, добывал зверя с грубым

волосом, зверя с мягким волосом.

Тогда бог Хоори-но микото своему старшему брату, богу Ходэри-но микото: "Обменяемся каждый [своей] снастью”, — сказал и трижды попросил, однако [тот] не разрешил.

И все же в конце концов досталось [ему] кое-как обменяться.

Когда бог Хоори-но микото морской снастью удил рыбу, [он] с самого начала ни одной рыбы не поймал и еще тот крючок упустил в море.

Тут его старший брат, бог Ходэри-но микото, свой крючок попросил и сказал: "И охотничья снасть — своя снасть-удача и морская снасть — своя снасть-удача. Теперь вернем каждый [свою] снасть”, — когда так сказал, его младший брат, бог Хоори-но микото, сказал в ответ: "Когда [я] твоим крючком удил рыбу, ни одной рыбы не поймал и в конце концов крючок упустил в море”, — так сказал.

Однако его старший брат силой требовал-настаивал.

Потому его младший брат разломал меч в десять пястей, что [его] опоясывал, пятьсот крючков изготовил и [ему] возместил, но [тот] не взял.

Снова тысячу крючков изготовил и [ему] возместил, но [тот] не принял: "Все равно тот прежний крючок получу”, — сказал.

Тут, когда его младший брат, плача-горюя, на берегу моря был, пришел Сио-цути-но ками — Бог-Дух Морских Вод и спросил: "В чем причина того, что Юноша Среднего Неба плачет-горюет?” — когда так сказал, [тот] сказал в ответ: "Я и старший брат обменялись крючками, [и я] его крючок потерял. Так как [он] свой крючок просил, [я] множеством крючков возместил [ему], но [он] не принял. "Все равно тот прежний крючок получу", — сказал. Потому-то и плачу-горюю” — так сказал.

Тогда бог Сио-цути-но ками сказал: "Я тебе, богу, дам хороший совет”, тут же плотносплетенную лодочку изготовил, [его] в ту лодочку посадил и дал [ему] поучение: "Когда я ту лодочку толкну-пущу [по волнам], плыви некоторое время. Будет твой путь счастливым. Когда, как сказано, по тому пути поплывешь, [окажется там] дворец, подобно рыбьей чешуе построен — это Вата-цуми-но ками — Бога-Духа Моря дворец. Когда ворот того бога достигнешь, окажется там, у колодца, густоветвистое дерево кацура. Вот на том дереве и усядешься, а дочь того морского бога [тебя] увидит и [тебе] даст совет”, — так сказал.

И вот, когда бог Хоори-но микото проплыл немного, как ему было наказано, стало в точности по словам того [бога], и [он] тут же на то дерево кацура взобрался и уселся [на нем].

И вот, когда служанка дочери морского бога Тоётама-бимэ — Девы Обильных Жемчужин, держа драгоценный сосуд, хотела зачерпнуть воды, на поверхности колодца тень оказалась. Взглянула вверх, [а там] прекрасный юноша сидит. [Она это] очень удивительным сочла.

Тут бог Хоори-но микото ту служанку увидел и: "Хочу воды”, — так [ее] попросил. Служанка тут же зачерпнула воды, в драгоценный сосуд [ее] влила и поднесла. А [он] воды пить не стал, жемчужину [от ожерелья] со своей шеи отделил, взял [ее] в рот и выплюнул в тот драгоценный сосуд.

Тут та жемчужина пристала к сосуду, и служанка не смогла жемчужину оторвать.

Потому с приставшей жемчужиной поднесла [сосуд] богине Тоётамабимэ-но микото.

Тогда [Тоётама-бимэ], ту жемчужину увидев, спросила служанку:

"А не находится ли человек за нашими воротами?” — когда так сказала, [служанка] сказала в ответ: "Есть человек. На дереве кацура возле нашего колодца сидит. Прекраснейший юноша! Очень высокое [лицо], превосходит нашего государя. И вот, тот человек попросил воды, потому воду [ему] поднесла, а [он] воды пить не стал, эту жемчужину выплюнул [в сосуд]. Отделить ее не могу. Вот и принесла подала с ней”, — так сказала.

Тогда богиня Тоётама-бимэ-но микото удивительным это сочла, вышла-взглянула, тут же, взглянув, влюбилась, обменялась [с ним] взглядом и сказала своему отцу: "У наших ворот прекрасный человек находится”, — так сказала.

Тогда морской бог сам вышел-взглянул. "Этот человек — дитя Юноши Высокого Неба Юноша Среднего Неба”, — так сказав, тут же [его] внутрь позвал-ввел, циновок из тюленьих шкур в восемь ярусов настелил, а еще циновок шелковых, в восемь ярусов, поверх настелил, бога Хоори-но микото поверх посадил, на сотни столов приданого припас, пиршество устроил, и тут же свою дочь Тоётама-бимэ [с ним] супружески соединил. И вот, [бог Хоори-но микото], пока три года не истекло, в той стране прожил.


Глава 34

Тут бог Хоори-но микото вспомнил, что вначале произошло, и испустил глубокий вздох. И вот, богиня Тоётама-бимэ-но микото, его вздох услыхав, своему отцу сказала: "Три года [он здесь] прожил, однако не было случая, чтобы вздохнул, а этой ночью глубоко вздохнуть изволил. Нет ли какой-нибудь причины?” — так сказала.

Потому ее отец — Великий Бог своего зятя спросил: "Сегодня, как послушал [я], что говорит моя дочь: "Три года пребывает, однако не было случая, чтобы вздохнул, а этой ночью глубоко вздохнуть изволил", — так [она] сказала. Нет ли причины? А еще по какой причине сюда пожаловал?” — так сказал.

Тогда тому Великому Богу [бог Хоори-но микото] подробно о том, как его старший брат утерянный крючок требовал, рассказал. И вот, морской бог всех морских рыб — с плавниками широкими, с плавниками узкими — созвал-собрал и спросил: "Нет ли рыбы, что взяла этот крючок?” — так спросил.

И вот, все рыбы сказали: "Недавно рыба Тай жаловалась, что [у нее] в горле колючка застряла, и [она] не может есть. Потому, непременно, эта [рыба] взяла”, — так сказали.

Тут поискали в горле у Тай, [а там] крючок оказался.

Тут же [его] взяли-вытащили, вымыли-вычистили и богу Хоори- но микото поднесли, и тогда тот Бог-Дух Моря [его] научил-сказал: "Когда этот крючок своему старшему брату будешь давать, сказать тебе [надо]: "Этот крючок оботи-сусудзи-мадзити-урудзи", — вот что |скажи, и, [к брату] оборотясь спиной, отдай. А потом, если твой старший брат высокое поле обработает, ты, бог, низкое поле сооруди. Если твой старший брат низкое поле обработает, ты, бог, высокое поле сооруди. Если так сделаешь, то, поскольку я водой ведаю, за три года непременно твой старший брат бедняком станет. Если [он] на то, что [ты] так сделал, разгневается и на тебя нападать станет, [ты] Жемчужину Прилива вынь и [его] утопи, если на это горевать-жаловаться станет, [ты] Жемчужину Отлива вынь и его оживи, — вот так [его] мучай-терзай”, — так сказав, Жемчужину Прилива — Жемчужину Отлива, обе вместе [ему] пожаловал, тут же всех крокодилов созвал-собрал и спросил: "Теперь дитя Юноши Высокого Неба Юноша Среднего Неба изволит отправляться в Верхнюю страну.Кто [из вас] и за сколько дней [его] проводит и вернется?” — так спросил.

И вот, пока каждый [из крокодилов] по длине своего тела дни подсчитывал, крокодил длиной в одно хиро, сказал: "Я за один день провожу и тут же обратно вернусь”, — так сказал.

Потому [морской бог] тому крокодилу в одно хиро: "Если так — ты проводи. Когда будешь море пересекать, смотри, не испугай [его]!” — так наказал, тут же [бога Хоори-но микото] на шею того крокодила посадил и отправил.

И вот, согласно тому, как обещал, [крокодил] за один день [бога Хоори-но микото] проводил. Когда тот крокодил возвращаться собрался, [бог Хоори-но микото] кинжал, что его опоясывал, отстегнул, на шею [крокодилу] повесил и отправил [его] в обратный путь.

Потому, тот крокодил в одно хиро, поныне Сахимоти-но ками — Бог-Владелец Кинжала зовется.

И вот, [бог Хоори-но микото] в точности так поступил, как научил [его] морской бог — тот крючок отдал. Потому, спустя время, [старший брат] постепенно бедняком сделался, к тому же сердце в нем разбушевалось, и [он] с требованием пришел. Когда [он] напасть собирался, [бог Хоори-но микото] Жемчужину Прилива вынул и [его] утопил, а когда [тот] на это горевать-жаловаться стал. Жемчужину Отлива вынул и [его] спас, и когда так [его] изводил-терзал, [тот] взмолился и сказал: "Я отныне денным и нощным стражем ворот у тебя, бога, стану — служить тебе буду”, — так сказал. Потому и поныне всякие представления о временах, когда был утоплен, непрестанно показывают-прислуживают.


Глава 35

Тут дочь морского царя, богиня Тоётама-бимэ-но микото, сама вышла [на сушу] и сказала: "Я уже тяжелой была, и сейчас пришло время родить. Как подумаю об этом — не должно дитя небесных богов быть рождено в море. Потому вышла-пришла”, — так сказала.

Тогда, тут же, на морском берегу, у кромки волн дом для родов построили — кровлю перьями бакланов настелили. Тут — [кровлю] того дома для родов еще до конца не застелили, а [она], не снеся нужды своего чрева, вошла в дом для родов.

И вот, когда собралась родить, [она] своему супругу сказала: "Повсюду в чужих странах люди, когда приходит время родить, приняв облик своей [родной] страны, рожают. Потому я сейчас в прежнем [своем] облике собираюсь родить. Просьба моя: не изволь смотреть на меня”, — так сказала.

Тут, слова ее странными сочтя, [он] тайно подсмотрел, как она родить собиралась, а [она], обернувшись огромным крокодилом, ползала-извивалась.

Тут же [бог Хоори-но микото], устрашившись [этого] зрелища, убежал прочь. А богиня Тоётама-бимэ-но микото, узнав, что [он] тайно подсмотрел, за стыд это сочла и тут же свое дитя, только что рожденное, оставила и сказала: "Я собиралась всегда по морским путям приходить и обратно возвращаться. Однако облик мой тайно подсмотреть изволил, этого [я] очень стыжусь”, — и тут же морской проход загородив, [в море] вернулась-вошла.

Из-за этого священное дитя, ею рожденное, нарекли Амацухико-хиконагисатакэ-угаяфукиаэдзу-но микото — Небесный Юноша-Доблестный Бог Баклановой Крыши Ненастеленной на Морском Берегу — так назвали.

И все-таки потом, хоть и досадовала [Тоётама-бимэ] на то, что он подсмотрел, любовного томления не снеся, воспользовалась тем, что то священное дитя [нужно было] вырастить, и своей младшей сестре, Тамаёри-бимэ — Деве Нанизывания Жемчужин, поручив, поднесла [богу Хоори-но микото] песню. В той песне [она] сказала:


У жемчужин, что красного цвета,
Даже нить сверкает, однако
Жемчужинам белым подобный,
Облик твой благородней гораздо.

Так сказала.

Тогда ее супруг сложил в ответ:


Пока моя жизнь длится,
Не забыть мне моей любимой,
С которой мы спали вместе
На острове, где ночуют
Птицы моря — дикие утки. —

Так сложил.

И вот, бог Хикохоходэми-но микото пребывал во дворце Такатихо пятьсот восемьдесят лет. Его священное погребение как раз к западу от горы Такатихо находится.


Источник: http://mestanet.ru/book/sintoizm/svitok_1.html
Категория: Японская мифология | (31.10.2012)
Просмотров: 254 | Теги: мифология японии
Меню сайта

Поиск

Категории раздела
Мифология Древнего Китая [17]
Мифология кельтов [19]
Мифология Междуречья [30]
Мифология майя, ацтеков и инков [1]
Японская мифология [2]
Мифология Древнего Египта [2]
Славянские мифы и былины [17]
Б. Пилсудский «Фольклор сахалинских айнов» [11]
Песнь о Нибелунгах [39]
Беовульф [8]
Песнь о Роланде [30]
Тристан и Изольда [29]
Мабиногион [30]
Махабхарата [20]
Калевала [51]
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.
Калевала [50]
Перевод Л.П. Бельского.

Статистика


Copyright MyCorp © 2017

Создать бесплатный сайт с uCoz