Мифы и легенды


Предупреждение

Материалы размещённые на данном сайте предназначены для лиц от 18 лет и старше.

...
интернет магазин книг

Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 125

Главная » Статьи » Тексты » Беовульф

Беовульф (06-10)
Беовульф (06-10)

    6
    На пестрые плиты,
       на путь мощеный
    толпа ступила
       мужей доспешных
    в нарядах ратных,
       в кольчугах, звенящих
    железными кольцами,
       прочными звеньями,-
    войско блестящее
       шло ко дворцу.
    Там, под стеной,
       утомленные морем,
    они сложили
       щиты широкие
    в ряд на лавы -
       раскатом грянули
    их нагрудники;
       там же составили
    копья из ясеня
       вместе с мечами -
    бремя железное,
       вооружение
    морестранников.
       Тут страж-привратник,
    воитель гордый,
       спросил пришельцев?
    "Откуда явились
       щиты золоченые,
    кольчуги железные,
       грозные шлемы,
    длинные копья?
       Немало у Хродгара
    я, глашатай,
       встречал иноземцев,
    но столь достойных
       не видел! Надеюсь,
    не ради прибежища,
       как изгнанники,
    но ради подвигов
       пришли вы к Хродгару!"

    Вождь гаутов
       ему ответил,
    стойкий в битве,
       статный под шлемом,
    такими словами:
       "Из дома Хигелака
    веду соратников
       я, воин Беовульф,
    хочу поведать
       владыке вашему,
    потомку Хальфдана,
       что мы замыслили,
    коль скоро конунг
       окажет милость
    и нас допустит
       в свои палаты".

    Вульфгар ответствовал,
       вождь венделов,
    муж многомудрый,
       меж соплеменников
    мужеством славный:
       "Владыке Скильдингов
    слово просящего,
       конунгу данов,
    кольцедробителю,
       речи твои,
    о вождь дружины,
       я передам.
    Ждите!- скоро
       веление конунга -
    народоправителя
       вы услышите!"

    Туда вошел он,
       где старый Хродгар
    сидел седовласый
       среди придворных;
    там, на помосте,
       перед престолом
    славного пастыря,
       пред ликом Хродгара
    встал Вульфгар,
       и молвил он, вестник:
    "Люди, пришедшие
       к нам издалека,
    морской дорогой
       из края гаутов,-
    привел их воин
       по имени Беовульф,-
    просят они,
       повелитель, выслушать
    слово, с которым
       к тебе спешили;
    о господин,
       не отказывай пришлым,
    слух преклони,
       благородный Хродгар,-
    оружие доброе
       служит порукой
    их силе и мужеству;
       муж могучий,
    приведший войско,-
       вождь достойный!"

 
<<< >>>     

    7
    Владычный Скильдинг,
       Хродгар ответил:
    "Видел я витязя
       в дни его детства;
    умер отец его,
       добрый Эггтеов,
    в дом которого
       дочь единственную
    отдал Хредель;
       к старому другу
    отца явился
       и сын могучий,-
    о нем я слышал
       от мореходов,
    ладьи водивших
       в страну гаутов
    с моими дарами;
       они рассказывали,
    как тридцать ратников
       переборол он
    одной рукою.
       Бог Всеблагой
    направил к данам,
       послал, Милосердный,
    этого мужа -
       так я думаю -
    против Гренделя,
       и я героя,
    по дружбе, как должно,
       дарами встречу!
    Сюда немедля
       введи достойных -
    пусть предо мною
       они предстанут,-
    скажи: воистину
       гостям желанным
    даны рады!"

    Тогда из чертога
       вышел Вульфгар
    с такими словами:
       "Изволил конунг,
    владыка данов,
       мой повелитель,
    сказать, что знает
       род ваш и племя
    и рад приветствовать
       героев, пришедших
    к нам из-за моря.
       Теперь в боевом
    облачении, в шлемах
       ступайте в палаты
    да кланяйтесь Хродгару,
       а ваше оружие
    покуда оставьте
       тут, у порога,
    щиты и копья".

    Встал среди ратников
       статный воин,
    вождь дружины,
       велел, как должно,
    верной страже
       стеречь оружие,
    а сам с остальными
       вслед за глашатаем
    двинулся в Хеорот.
       Витязь явился
    могучий в шлеме
       перед престолом,
    и молвил Беовульф
       (кольчуга искрилась -
    сеть, искусно
       сплетенная в кузнице):
    "Привет мой Хродгару!
       Я - воин Хигелака,
    его племянник;
       мне ратное дело
    с детства знакомо,
       Там, в отчем доме,
    услышал я вести
       о битвах с Гренделем -
    морские странники
       о том мне поведали,
    что дом дружинный,
       тобой построенный,
    чертог обширный
       пустеет вечером,
    чуть солнца на небе
       померкнет слава.
    Тогда старейшины,
       мои сородичи
    из лучших лучшие,
       меня подвигнули
    тебе, о Хродгар,
       отдать в услужение
    рук моих крепость,
       ибо воочию
    сами видели,
       как я из битвы
    шел, обагренный
       кровью пяти
    гигантов поверженных;
       а также было,
    я бился ночью
       с морскими тварями,
    мстя, как должно,
       подводной нечисти
    за гибель гаутов;
       так и над Гренделем
    свершить я надеюсь
       месть кровавую
    в единоборстве.
       Доверь, владыка
    блистательных данов,
       опора Скильдингов,
    щит народа,-
       тебя заклинаю
    я, прибывший
       с дальнего берега,-
    о друг воителей,
       доверь пришельцам,
    мне с моею
       верной дружиной,
    отряду храбрых
       охрану Хеорота!
    К тому же, зная,
       что это чудище,
    кичась могучестью,
       меча не носит,
    я так же - во славу
       великого Хигелака,
    сородича нашего
       и покровителя! -
    я без меча,
       без щита широкого,
    на поединок
       явлюсь без оружия:
    враг на врага,
       мы сойдемся, и насмерть
    схватимся врукопашную,-
       Небо укажет,
    Бог рассудит,
       кому погибнуть!
    И если он
       победит, как обычно
    в этом зале,
       тогда уж гаутов,
    моих соратников,
       он беспрепятственно
    пожрет, злобесный;
       тебе же не будет
    забот похоронных,
       коль скоро сгину,-
    меня утащит
       окровавленного
    в свою берлогу,
       в багровокипящий
    болотный омут,
       и в клочья тело
    мое растерзает
       себе на мясо,
    а мне уже пищи
       не нужно будет.
    И если сгибну,
       похищенный битвой,
    мои доспехи
       пошлите Хигелаку,
    меч и кольчугу
       работы Вилунда,
    наследие Хределя.
       Судьба непреложна!"

 
<<< >>>     

    8
    Скильдинг-властитель,
       Хродгар вымолвил:
    "К нам ты ныне
       явился, Беовульф,
    как друг и защитник,
       верный долгу;
    ведь было: в споре
       убивши Хадолафа,
    из рода Вильвингов,
       отец твой распрю
    посеял кровную;
       когда же гауты,
    страшась усобиц,
       его отринули,
    бежал он от мести
       к нам, за море,
    под руку Скильдингов,
       в пределы датские,
    где я уже властил
       тогда над данами,
    правил державой,
       обширным краем,
    твердыней героев
       (достойней владел бы
    наследием Хальфдана
       брат мой старший,
    да умер Херогар
       прежде времени!),
    я же немедля
       в оплату крови
    золото выслал
       Вильвингам за море:
    я замирил их -
       беглец присягнул мне.
    А ныне я должен
       скрепивши сердце
    поведывать людям,
       как лютый Грендель
    бесчестит Хеорот,
       без счета губит
    моих домочадцев:
       дружина тает,
    Судьба безжалостная
       уносит воинов
    в схватках с Гренделем.
       Но Бог поможет
    воздать злодею
       за горести наши!
    Не раз похвалялись
       в застольях бражных,
    над полными чашами
       честью хвалились
    герои остаться
       ночью на страже
    и Гренделя в зале
       мечами встретить;
    тогда наутро
       в чертоге для пиршеств
    мы находили
       запекшейся крови
    потоки и пятна,
       пол обагренный,
    скамьи и стены,-
       так я утратил
    многих знатнейших,
       всех смерть похитила!
    Но время! - сядем
       за пир, и сердце
    тебе, воитель,
       подскажет словом.
    Тогда им дали
       на скамьях медовых
    места в застолье,
       и гости-гауты
    сели за трапезу,
       ратники сильные,
    храбросердые;
       брагу медовую
    в чеканные чаши
       лил виночерпий,
    песносказитель
       пел о Хеороте;
    и беспечально
       там пировали
    две дружины -
       датчан и гаутов.

 
<<< >>>     

    9
    Тут Унферт,
       сын Эгглафа,
    сидевший в стопах
       у владыки Скильдингов,
    начал прение
       (морепроходец,
    пришелец Беовульф,
       его раззадорил:
    неужто в мире
       ему соперник
    нашелся, воин
       под небом славный,
    его сильнейший),
       и вот он начал:
    "Не тот ли ты Беовульф,
       с которым Брека
    соревновался
       в умении плавать,
    когда, кичась
       непочатой силой,
    с морем спорили
       вы, бессмыслые,
    жизнью рискуя?
       Ни друг, ни недруг,
    ни муж разумный
       не мог отвратить вас
    от дикой затеи
       соперничать в океане.
    Пучин теченья
       сеча руками,
    взмахами меряя
       море-дорогу,
    вы плыли по волнам,
       по водам, взбитым
    зимними ветрами,
       семеро суток.
    Тебя пересилил
       пловец искусный,
    тебя посрамил он:
       на утро восьмое,
    брошенный бурей
       к норвежскому берегу,
    он возвратился
       в свои владенья,
    в земли Бродингов,
       в дом наследный,
    где правит поныне,
       на радость подданным,
    казной и землями.
       Клятву сдержал
    сын Бенстана -
       был первым!
    Вот почему я
       предчую худшее
    (хотя и вправду
       ты крепок в битве,
    в честной сече),
       коль скоро, с вечера
    тут оставшись,
       ты встретишь Гренделя!"
    Ответил Беовульф,
       сын Эггтеова:
    "Не чересчур ли
       ты, друг мой Унферт,
    брагой упившись,
       о подвигах Бреки
    тут разболтался?
       На самом же деле
    никто из смертных
       со мной не сравнился бы
    мощью на море,
       выдержкой на океане.
    Когда-то, поспорив,
       мы вправду задумали,
    жизнью рискуя
       (а были оба
    еще недоростками!),
       взапуски плавать
    в открытых водах.
       Сказано - сделано:
    кинулись в зыби,
       клинки обнажив
    ради защиты
       от хищных тварей,
    там обитавших.
       Сил недостало
    ему тягаться
       со мной на быстринах,
    но я не покинул
       его над бездной:
    вместе держались
       в опасных водах,
    рядом плыли
       пятеро суток,
    покуда буря
       и сумрак ночи,
    северный ветер,
       снег и волны
    кипящих течений
       не разлучили
    нас в ненастье.
       Со дна морского
    нечисть восстала -
       в пене ярились
    полчища чудищ.
       Рубаха-кольчуга
    искусной вязки,
       железной пряжи
    мне послужила,
       шитая золотом,
    верной защитой,
       когда морежитель,
    стиснув когтистыми
       лапами тело,
    вдруг потащил меня
       в глубь океана;
    Судьбой хранимый,
       я изловчился,
    - клинком ужалил
       зверя морского -
    канул на дно
       обитатель хлябей.

 
<<< >>>     

    10
    Кишела нежить,
       грозя мне погибелью
    в бурлящей бездне,
       но я поганых
    мечом любимым
       учил, как должно!
    Не посчастливилось
       злобной несыти
    мной поживиться,
       плотью лакомой,
    пищей пиршественной
       в глубоководье,
    зато наутро
       в прибрежных водах
    всплыли распухшие
       туши животных,
    клинком усыпленных,-
       и с этой поры
    стал безопасен
       путь мореходный
    над теми безднами.
       Божий светоч
    взошел с востока,
       утихла буря,
    и я увидел
       источенный ветром
    скалистый берег -
       Судьба от смерти
    того спасает,
       кто сам бесстрашен!
    Всего же девять
       избил я чудищ
    и, право, не знаю,
       под небом ночным
    случались ли встречи
       опасней этой,
    был ли кто в море
       ближе к смерти,
    а все же я выжил
       в неравной схватке -
    меня, усталого,
       но невредимого,
    приливом вынесло,
       морским течением
    к финским скалам.

       Но я не слышал
    подобных былей
       о подвигах ратных,
    тобой совершенных:
       ни ты, ни Брека -
    в игре сражений
       не смели вы оба
    железом кровавым
       творить, как должно,
    дела достойные,
       зато известно,
    что ты убийца
       своих сородичей,
    братьев кровных,-
       проклятье ада,
    как ни лукавь ты,
       тебя не минет!
    Скажу воистину
       тебе, сын Эгглафа:
    не смог бы Грендель
       бесчинствовать в Хеороте,
    не смел бы нечистый
       бесчестить владыку,
    когда бы сердце
       твое вмещало
    столько же храбрости,
       сколько бахвальства!
    Но знает он,
       что его не встретят,
    противоборствуя,
       мечами острыми,
    и без опаски
       враг набегает
    на земли Скильдингов,
       твоих сородичей,
    и с Данов дань
       собирает кровью,
    и ест и пьет он
       и не трепещет
    при встрече с данами.
       Дайте время,
    на деле узнает он
       доблесть гаутскую!
    Завтра поутру,
       когда над миром
    зажжется Светоч,
       солнце на небе
    явится ясное,-
       всяк без боязни
    сможет на пиршестве
       пить брагу в Хеороте!"

    Пришлась по нраву
       кольцедарителю,
    седовласому
       старцу-воину,
    решимость Беовульфа:
       он уверовал,
    пастырь данов,
       в близость спасения.
    Громче смех
       зазвучал и речи
    среди воителей;
       вышла Вальхтеов,
    блистая золотом,
       супруга Хродгара,
    гостей приветствовать
       по древнему чину:
    высокородная
       вождю наследному
    вручила первому
       чашу пенную,
    да не грустил бы
       в пиру властитель,
    владыка данов,-
       до дна он выпил,
    радуясь трапезе,
       добрый конунг;
    затем гостей
       обходила Вальхтеов
    с полной чашей,
       потчуя воинов,
    старых и юных,
       пока не предстала
    жена венценосная,
       кольцевладелица
    с кубком меда
       перед гаутским
    войсководителем;
       многоразумная
    Бога восславила,
       ей по молитвам
    в помощь пославшего
       рать бесстрашную.
    Чашу воитель
       принял от Вальхтеов
    и ей ответствовал
       жаждущий битвы,
    молвил Беовульф,
       сын Эггтеова:
    "Дал я клятву,
       когда с дружиной
    всходил на ладью,
       чтобы плыть за море:
    или избуду я
       ваши беды,
    или сгину
       в тугих объятьях
    рук вражьих,-
       зарок мой крепок! -
    добуду победу,
       или окончатся
    дни моей жизни
       в этом чертоге!"
    Пришлась по сердцу
       хозяйке дома
    клятва гаута.

       Воссела властная
    золотоносица
       возле супруга,
    и пир разгорелся,
       как в дни былые;
    застольные клики,
       смех и песни
    в хоромах грянули,
       но сам сын Хальфдана
    прервал веселье,
       спеша укрыться
    в ночных покоях:
       он знал, что недруг,
    дождавшись часа,
       когда помрачится
    закатное солнце
       и с неба сумерки
    призрачным облаком
       сползут на землю,-
    враг явится яростный,
       жизнекрушитель,
    в зал для пиршеств.
       Повстала дружина;
    воин воину,
       Хродгар Беовульфу
    сказал в напутствие,
       благословляя
    ночную стражу,
       такое слово:
    "Кроме тебя,
       никому до сегодня
    я не вверял
       сокровищниц датских
    с тех пор, как впервые
       поднял свой щит.
    Прими под охрану
       мое жилище!
    Помни о славе!
       Исполни клятву!
    Врага стереги! -
       и добудешь награду,
    коль скоро в сражении
       жизнь не утратишь!"

Источник: http://www.fbit.ru/free/myth/texty/beowulf/beo_1.htm
Категория: Беовульф | (30.11.2012)
Просмотров: 431
Меню сайта

Поиск

Категории раздела
Мифология Древнего Китая [17]
Мифология кельтов [19]
Мифология Междуречья [30]
Мифология майя, ацтеков и инков [1]
Японская мифология [2]
Мифология Древнего Египта [2]
Славянские мифы и былины [17]
Б. Пилсудский «Фольклор сахалинских айнов» [11]
Песнь о Нибелунгах [39]
Беовульф [8]
Песнь о Роланде [30]
Тристан и Изольда [29]
Мабиногион [30]
Махабхарата [20]
Калевала [51]
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.
Калевала [50]
Перевод Л.П. Бельского.

Статистика


Copyright MyCorp © 2024

Создать бесплатный сайт с uCoz