Мифы и легенды


Предупреждение

Материалы размещённые на данном сайте предназначены для лиц от 18 лет и старше.

...
интернет магазин книг

Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 125

Главная » Статьи » Тексты » Калевала

(18) Песнь восемнадцатая

"Калевала".
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

Песнь восемнадцатая

Вяйнямейнен на новой лодке плывет сватать деву Похьелы, стихи 1-40. - Сестра Илмаринена увидела его и, поговорив с ним, узнала о цели его поездки. Она спешит сообщить брату, что заработанная им когда-то в Похьеле невеста - в опасности, с. 41-266. - Илмаринен после сборов и приготовлений также спешит на лошади по берегу в Похьелу, с. 267-470. - Увидев, что прибывают сваты, хозяйка Похьелы советует дочери выйти замуж за Вяйнямейнена, с. 471-634. - Девушка, однако, обещает выйти за Илмаринена, выковавшего сампо, а уже подоспевшему в избу Вяйнямейнену дает отказ, с. 635-706.

  Вековечный Вяйнямейнен,
пораздумав, поразмыслив,
присмотреть решил невесту,
длиннокосую сосватать
5 в темной Похьеле туманной,
в сумеречной Сариоле,
славную девицу Похьи,
знаменитую невесту.

Лодку в синий цвет покрасил,
10 половину судна - в красный,
золотом расцветил перед,
серебром корму отделал.
Вот однажды рано утром,
на рассвете, спозаранок
15 свой корабль спустил на воду,
стодощатый челн - на волны,
с крепких бревен окоренных,
с мощных стапелей сосновых.

Мачту поднял посредине,
20 паруса на ней расправил,
натянул на рею красный,
на другую рею - синий.
Сам степенно сходит в лодку,
в челн спускается неспешно.
25 Вот плывет герой по морю,
по синеющим просторам.

Говорит слова такие,
молвит он такие речи:
"Ты сойди в мой челн,
Создатель,
30 в эту лодку, Милосердный,
слабосильному поддержкой,
малорослому опорой
на больших просторах ясных,
на волнах морских широких.
35 Ветер, дуй, баюкай лодку,
волны, мой челнок несите,
чтобы не грести руками,
гладь воды веслом не трогать,
по морю несите лодку,
40 по широкому простору!"

Анникки, чье имя славно,
дева ночи, дочь потемков,
что сумерничает долго,
что встает до зорьки ранней,
45 поутру белье стирала,
одеянья полоскала
на конце причалов красных,
на краю мостков широких,
там на острове туманном,
50 там на сумеречном мысе.

Обернулась, огляделась,
глянула на мир прекрасный,
зорко в небо посмотрела,
берег моря оглядела:
55 на небе сияло солнце,
на море блистали волны.

Бросила свой взор на море,
посмотрела вдаль под солнце
через устье речки Суоми,
60 воды Вяйнолы широкой:
видит черное на море,
видит синее на волнах.

Слово молвила, сказала,
изрекла слова такие:
65 "Что там на море чернеет,
что там на волнах синеет?
Если ты гусей станица
или милых уток стая,
поднимись скорей на крыльях,
70 улети повыше в небо!

Если ты лососей луда
иль скопленье прочей рыбы,
уплывай скорей подальше,
уходи в глубины моря!
75 Был бы ты скалистой лудой
иль корягой водяною,
на тебя б волна катилась,
набегал бы вал могучий".

Лодка новая подходит,
80 подплывает челн все ближе
к краю мглистого мысочка,
к берегу косы туманной.

Анникки, чье имя славно,
поняла, что челн подходит,
85 стодощатый - подплывает.
Так промолвила, сказала:
"Если ты челночек брата,
батюшки кораблик новый,
подплывай к родным причалам,
90 поверни к родному дому,
к гавани родимой - носом,
к пристаням чужим - кормою!
Если ты чужая лодка,
проплывай скорее мимо,
95 поверни к другим причалам,
к этим пристаням - кормою!"

Не была своею лодка,
не была и чужеземной.
Это лодка старца Вяйно,
100 вечного певца кораблик.
Вяйнямейнен подплывает,
разговор начать желает:
весть отдать, принять другую,
третью - громко всем поведать.
105 Анникки, чье имя славно,
дева ночи, дочь потемков,
корабельщика спросила:
"Ты куда собрался, Вяйно,
заводей жених, поехал,
110 снарядился, муж прекрасный?"
Вековечный Вяйнямейнен
так из лодки отвечает:
"Собрался на ловлю лоха,
выехал на нерест кумжи
115 к черному потоку Туони,
к омутам глубокой Сары".

Анникки, чье имя славно,
говорит слова такие:
"Не мели-ка ты пустое,
120 время нереста я знаю!
Батюшка мой по-иному,
по-другому мой родитель
уезжал ловить лососей,
отправлялся брать тайменей:
125 был набит корабль сетями,
был заполнен челн снастями:
тут и сети, и веревки,
сбоку ботала лежали,
остроги - на днище лодки,
130 на корме - шесты большие.
Ты куда собрался, Вяйно,
Увантолы муж, поехал?"

Молвил старый Вяйнямейнен:
"Добывать гусей поехал
135 к токовищам пестрокрылых,
к игрищам слюнявоклювых
на проливах дальней Саксы,
на речных открытых плесах!"

Анникки, чье имя славно,
140 слово молвила, сказала:
"Лжет ли кто, я сразу вижу,
говорит ли правду, - слышу.
Батюшка мой по-иному,
по-другому мой родитель
145 шел охотиться на гуся,
шел на игры красноклювых:
лук упругий был натянут,
самострел взведен красивый,
пес на поводке был черный,
150 поводок привязан к луку,
лайка берегом бежала,
по камням щенки скакали.
Признавайся, Вяйнямейнен,
ты куда свой путь направил?"
155 Молвил старый Вяйнямейнен:
"Ну а если б я поехал,
скажем, на войну большую,
на великое сраженье,
где в крови по икры бродят,
160 бьются в красной - по колено!"

Анникки все повторяет,
дева с брошкой оловянной:
"Знаю, как идут в сраженье.
Вот когда отец, бывало,
165 ехал на войну большую,
на великое сраженье,
сто мужей на веслах было,
тысяча - была без весел,
на носу у лодки - луки,
170 острые мечи - на скамьях.
Говори скорей всю правду,
всю поведай, без утайки:
ты куда собрался, Вяйно,
Сувантолы муж, поехал?"
175 Вот тогда-то Вяйнямейнен
слово молвил, так заметил:
"Ты сойди в мой челн, девица,
в лодочку садись, красотка,
я поведаю всю правду,
180 всю открою, без утайки!"

Анникки в ответ сказала,
дева с брошкой оловянной:
"Пусть к тебе садится ветер,
вихрь опустится весенний!
185 Я челнок твой опрокину,
кверху дном поставлю лодку,
если правды не услышу.
Ты куда надумал ехать,
знать хочу теперь всю правду,
190 без утайки, без обмана".

Тут уж старый Вяйнямейнен
слово молвил, так заметил:
"Что ж, скажу теперь
                    всю правду,
хоть до этого лукавил:
195 девушку поехал сватать,
добывать себе невесту
в темной Похьеле туманной,
в сумеречной Сариоле,
что героев пожирает,
200 что мужей в пучине топит".

Анникки, чье имя славно,
дева ночи, дочь потемков,
лишь всю правду услыхала
без обмана, без утайки -
205 бросила стирать одежды,
полоскать не стала платья
на краю мостков широких,
на конце причалов красных.
Собрала одежды в узел,
210 забрала подолы в руку,
скорым шагом заспешила,
заспешила, побежала.
К кузнецу домой явилась,
в кузницу пришла девица.
215 Там кователь Илмаринен,
вечный мастер дел кузнечных,
мастерил скамью стальную,
ту серебряную лавку.
На затылке - с локоть пепла,
220 копоти с вершок - на шее.

Стала Анникки у двери,
слово молвила, сказала:
"Братец милый, Илмаринен,
вечный мастер дел кузнечных!
225 Челночок мне сделай ткацкий,
кольца выкуй, перстни сделай,
золотые серьги - в уши,
пять иль шесть цепочек -
                    в пояс,
правду всю тебе открою
230 без обмана, без утайки!"

Так ответил Илмаринен:
"Коли доброй будет новость,
сделаю челнок чудесный,
славные скую колечки,
235 крестик сделаю нательный,
головное украшенье.
Коль дурною будет новость,
даже прежние сломаю,
брошу в пламя украшенья,
240 зашвырну их под горнило!"

Анникки, чье имя славно,
говорит слова такие:
"Ой ты, братец Илмаринен,
думаешь ли брать невесту,
245 что уже давно сосватал,
сговорил в свои супруги?

Все куешь ты, все хлопочешь,
все стучишь без передышки,
летом делаешь подковы,
250 удила куешь зимою,
сани мастеришь ночами,
расписные строишь днями,
чтобы в Похьелу поехать,
чтобы девицу сосватать.
255 Знай: нашлись и похитрее,
попроворней отыскались -
девушку твою увозят,
суженую похищают,
ту, что сватал ты два года,
260 что присматривал три лета, -
старый Вяйнямейнен едет,
по морским волнам несется
в лодке с золотой кормою,
на корме с правњлом медным,
265 в Похью темную стремится,
в сумрачную Сариолу".


270
Кузнеца взяла обида,
мастера - досада злая,
клещи выронил кователь,

выпустил из рук кувалду.

Слово вымолвил кователь:
"Анникки, моя сестрица,
смастерю челнок чудесный,
накую красивых перстней,
275 пару золотых сережек,
кучу поясных цепочек,
сладкую согрей мне баню,
всю обдай медовым паром.
Тонкими топи дровами,
280 мелкою щепой ольховой.
Набери золы немного,
щелоку свари маленько,
чтобы голову мне вымыть,
чтобы добела отмыться
285 от осеннего нагара,
зимней копоти и сажи".

Анникки, чье имя славно,
хоронясь, топила баню
ветром сваленной лесиной,
290 молнией сраженным кряжем.
В падуне брала каменья,
в каменку несла - для пара,
чистую носила воду,
из ключа любви таскала,
295 в рощице ломала ветки,
веничек любви вязала,
парила медовый веник,
грела на медовом камне,
из золы варила щелок,
300 мыло жидкое - из жира,
пенистый, шипучий щелок,
мыло мыльное - для брата,
чтоб жених намылил кудри,
добела все тело вымыл.
305 Сам кователь Илмаринен,
славный мастер вековечный,
наковал колец для девы,
починил ее подвески,
сделал все, пока топилась,
310 подготавливалась баня,
передал девице в руки.
Дева так ему сказала:
"Баню я уже нагрела,
протопила, продымила,
315 я распарила твой веник,
лист любовный распушила.
Парься всласть, родимый
                    братец,
лей себе водицу вволю,
чтоб как лен белели кудри,
320 чтоб как снег лицо сияло".

Вот кователь Илмаринен
сам пошел в парную баню,
всласть напарился, намылся,
наплескался, накупался,
325 вымыл он лицо до лоска,
уголочки глаз - до блеска,
как яичко стала шея,
белым - тело молодое.
Как пришел домой из бани,
330 не смогли узнать героя:
так лицо красиво было,
так румяны были щеки.

Он сказал слова такие:
"Анникки, моя сестрица!
335 Дай рубашку мне льняную,
праздничные одеянья,
чтобы мне принарядиться,
жениха надеть одежды!"

Анникки, чье имя славно,
340 подала рубашку брату,
на красивый стан помытый,
на распаренное тело.
Принесла штаны в обтяжку,
те, что мать когда-то сшила, -
345 брату на крутые бедра,
на его литые ноги.

Мягкие дала чулочки,
те, что мать вязала в девках, -
брату на тугие икры,
350 на упитанные ноги.
Добрую приносит обувь,
в Саксе шитые сапожки,
на чулочки шерстяные,
те, что мать вязала в девках.
355 Синюю дала поддевку
с темно-рыжею подкладкой
на тончайшую рубашку,
полотняную сорочку.
Подала кафтан суконный
360 с расклешенными полами -
натянуть поверх поддевки,
новенький кафтан, с иголки,
шубу с тысячью застежек,
с сотней петелек красивых -
365 натянуть поверх кафтана,
что обшит сукном прекрасным.
Принесла кушак на пояс,
золотом обшитый чистым,
тканный матерью в девицах,
370 связанный в девичьи годы.
Варежки дала с узором,
с кромкой золотой перчатки,
что вязали дети Лаппи
для красивых рук героя.
375 Принесла высокий кивер,
шлем - на кудри золотые,
купленный отцом когда-то,
в женихах приобретенный.

Вот кователь Илмаринен
380 облачился, снарядился,
приготовился к поездке.
Сак сказал рабу кователь:
"Стригунка впряги мне в сани,
рыжего коня - в кошевку,
385 чтоб в дорогу я пустился,
чтобы в Похьелу поехал!"

Так на это раб ответил:
"Шесть коней у нас хороших,
жеребцов, овес жующих.
390 Заложить какого в сани?"
Слово молвил Илмаринен:
"Жеребца возьми из лучших,
заложи коня в кошевку,
запряги гнедого в сани!
395 Шесть бубенчиков хороших,
целых семь кукушек синих
на дуге расставь для звона,
на гужах развесь для гуда,
чтоб девицы любовались,
400 чтоб красотки восхищались!
Принеси медвежью шкуру
мне на сани для сиденья,
шкуру принеси тюленью
для навеса над санями".
405 Вот работник самый верный,
тот батрак, слуга наемный,
жеребца завел в оглобли,
заложил гнедого в сани.
Шесть бубенчиков расставил,
410 целых семь кукушек синих
на дуге звенеть развесил,
на гужах гудеть заставил.
Притащил медвежью шкуру
на хозяйское сиденье,
415 шкуру приволок тюленью
для навеса над санями.

Сам кователь Илмаринен,
славный мастер вековечный,
бога Укко умоляет,
420 Павванену шлет молитву:
"Ты насыпь мне снега, Укко,
намети пороши тонкой,
чтоб мои скользили сани,
чтобы пошевни катились!"
425 Вот насыпал снега Укко,
тонкой набросал пороши,
стебли вереска засыпал,
ягод веточки упрятал.

Тут кователь Илмаринен
430 сел в свои стальные сани,
сам сказал слова такие,
произнес такие речи:
"Боже, сядь со мною в сани,
ты возьмись за вожжи, Счастье!
435 Счастье рвать вожжей не будет,
Бог ломать саней не станет!"
Вожжи в руку взял кователь,
принял кнут в другую руку,
жеребца кнутом ударил,
440 произнес слова такие:
"Ну-ка, двигай, Белолобый,
шевелись, льняная грива!"

Конь трусит, кователь едет
по морским песчаным
                    гребням,
445 по заливам медоносным,
по холмам, ольхой поросшим,
с цоканьем вдоль моря
                    мчится,
по песку со звоном скачет;
по глазам песчинки хлещут,
450 море в грудь швыряет брызги.

Мчится день, второй несется,
вот уже и третий едет.
Лишь на третий день кователь
нагоняет старца Вяйно.
455 Так сказал он, так промолвил,
произнес слова такие:
"Ой ты, старый Вяйнямейнен,
по рукам давай ударим -
будем сватать, состязаясь,
460 соревнуясь, брать невесту:
не берут невесту силой,
против воли не увозят".

Молвил старый Вяйнямейнен:
"Я на уговор согласен -
465 не берут невесту силой,
против воли не увозят.
За того идти девице,
за кого сама захочет.
Пусть досада будет легкой,
470 пусть недолгою - обида".

Вот продолжили поездку
каждый по своей дороге:
челн бежал - метались волны,
конь скакал - земля гудела.
475 Времени прошло немного,
пролетело лишь мгновенье.
Вот залаял пес дворовый,
сторож крепостной затявкал
в Похьеле извечно темной,
480 в этой крепкой Сариоле.
Он сперва тихонько лаял,
редко тявкал поначалу,
задом к пожне прижимаясь,
по земле хвостом стегая.
485 Говорит хозяин Похьи:
"Ты пойди проведай, дочка,
что там лает пес дворовый,
что там воет вислоухий".

Так ответила девица:
490 "Некогда, отец родимый!
Хлев огромный чистить надо,
обрядить большое стадо,
жернова вертеть большие,
сеять мелкую мучицу.
495 Жернов, тяжкий, мелет мелко,
я же - мельник
                    слабосильный".

Тихо лает пес проклятый,
серый страж рычит негромко.
Говорит хозяин Похьи:
500 "Посмотреть сходи, старуха,
отчего там Серый лает,
тявкает хранитель замка!"

Так ответила хозяйка:
"Недосуг, работы много -
505 мне кормить семью большую:
нужно полдник приготовить,
хлеб испечь, скатать ковригу,
замесить крутое тесто.
Хлеб велик - мелка мучица,
510 я же - пекарь слабосильный".

Говорит хозяин Похьи:
"Вечно недосуг хозяйкам,
заняты всегда девицы,
хоть сидят у печки, греясь,
515 хоть валяются в постели.
Посмотреть сходи, сыночек!"

Сын сказал слова такие:
"Недосуг, работы много -
мне топор поправить надо,
520 дерево свалить большое,
нарубить поленьев тонких,
дров поленницу поставить.
Дров - гора, поленья тонки,
дровосек я слабосильный!"
525 Лает пес без передышки,
заливается дворовый,
гавкает собака злая,
сторож острова ярится,
задом к пожне прижимаясь,
530 хвост поджав между ногами.

Говорит хозяин Похьи:
"Серый зря не станет лаять,
пес матерый - выть напрасно.
Не рычит же он на сосны!"
535 Сам отправился разведать.
Через двор прошел хозяин,
к дальней ниве прогулялся,
к заднему пришел загону.

По носу собаки глянул,
540 в направленье морды псиной
на вершины ветровые,
на ольховые макушки.
Вот уже хозяин понял,
почему так Серый лает,
545 гавкает земли избранник,
тявкает мохнатохвостый:
лодка красная спешила
по заливу Лемменлахти,
расписные санки мчались
550 вдоль опушки Симасало.

Тут же Похьелы хозяин
в дом направился поспешно,
быстро в избу возвратился,
слово молвил, так заметил:
555 "Гости едут издалека,
синим морем поспешают,
в расписных санях несутся
вдоль опушки Симасало,
на челнах плывут огромных
560 ближним берегом залива".

Говорит хозяйка Похьи:
"По каким узнать приметам,
что за гости прибывают?
Ой ты, маленькая дева!
565 Положи в огонь рябину,
дерево святое - в пламя.
Коли кровь сочиться будет,
значит, к нам идут с войною.
Коль вода сочиться будет,
570 прибывают гости с миром".
Маленькая дева Похьи,
та послушная служанка,
бросила в огонь рябину,
дерево святое - в пламя.
575 Кровь из веток не сочилась,
не текла ни кровь, ни влага -
мед струился из рябины,
сима сладкая сочилась.

Из угла старуха молвит,
580 из-под тряпок - приживалка:
"Если мед бежит из ветки,
сима сладкая сочится,
это значит: гости едут,
поезжане прибывают".
585 Тут уж Похьелы хозяйка,
за хозяйкою - и дочка,
быстро за порог скользнула,
выбежала на подворье,
взгляд свой бросила на море,
590 обратила взор под солнце.
Видит: судно подплывает,
лодка новая несется,
стодощатый челн подходит
по заливу Лемменлахти.
595 Лодочка сверкает синим,
челночок блистает красным.
В лодке муж сидит красивый,
держит медное кормило.
Видит: конь стремится резвый,
600 сани красные несутся,
расписные едут быстро
вдоль опушки Симасало.
Золотые семь кукушек
на дуге кукуют звонко,
605 шесть звоночков, птичек синих,
на гужах поют, ликуют,
статный муж сидит в кошевке,
сам герой упряжкой правит.

Молвит Похьелы хозяйка,
610 говорит слова такие:
"За кого из них ты выйдешь,
если захотят сосватать,
пригласят подругой вечной,
курочкой родной под мышку?
615 Тот, кто в лодке подъезжает,
на челне несется красном
по заливу Лемменлахти,
это - старый Вяйнямейнен,
на челне везет богатства,
620 ценности - в огромной лодке.

Тот, кто в санках подъезжает,
в пестрых пошевнях несется
вдоль опушки Симасало,
это - славный Илмаринен,
625 он везет пустые враки,
полный короб обещаний.

Как войдут в жилище сваты,
принеси им кружку меда,
в братине подай двуручной,
630 протяни тому напиток,
за кого ты замуж хочешь!
Поднеси ты кружку Вяйно:
он везет с собой богатства,
ценности - в огромной лодке".
635 Тут красавица из Похьи
так разумно отвечала:
"Ой ты, матушка родная,
славная моя пестунья!
Выхожу не за богатство,
640 не за славу, не за имя -
за красивого героя,
за высокий стан прекрасный.
Да к тому ж девиц и прежде
не меняли на богатства.
645 Деву надо выдать даром
Илмаринену в невесты,
он ведь выковал нам сампо,
сделал крышку расписную".

Говорит хозяйка Похьи:
650 "Глупенькая ты овечка -
к кузнецу идешь ты в жены,
к вечно потному - в супруги,
чтоб стирать ему рубашки,
отмывать от сажи кудри!"
655 Так ответила девица,
молвила слова такие:
"Не пойду за старца Вяйно,
дряхлому женой не стану,
будут с ним одни заботы,
660 с престарелым - лишь печали".

Вековечный Вяйнямейнен
в доме первым оказался.
Лодку красную причалил,
свой корабль поставил синий
665 на катки из твердой стали,
на мостки из красной меди,
сам направился в жилище,
поспешил под крышу дома,
у дверей остановился,
670 став под матицей, промолвил,
произнес слова такие,
высказал такие речи:
"Станешь ли моей женою,
вековечною подругой,
675 неизменною супругой,
курочкою мне под мышку?"

Тут красавица из Похьи
поспешила так ответить:
"Вытесал ли ты мне лодку,
680 сделал ли большое судно
из кусочков веретенца,
из осколков льнотрепалки?"

Молвил старый Вяйнямейнен,
сам сказал слова такие:
685 "Славное я сделал судно,
вытесал корабль добротный,
он устойчив даже в бурю,
он надежен в непогоду.
Может плыть и против ветра,
690 через волны проноситься,
пузырем скользить по гребням,
легкой двигаться кувшинкой
по широким водам Похьи,
по волнам, по гребням пенным".
695 Тут красавица из Похьи
так промолвила, сказала:
"С моря муж мне не по нраву,
не по сердцу мореходец:
ветер ум уносит в море,
700 вихрь весенний сушит разум.
Не бывать мне за тобою,
не могу я дать согласье
стать твоей подругой вечной,
курочкой тебе под мышку,
705 чтоб стелить тебе постели,
чтоб взбивать тебе подушки".




Источник: http://kalevala.gov.karelia.ru/songs/song18.shtml
Категория: Калевала | (08.01.2013)
Просмотров: 377
Меню сайта

Поиск

Категории раздела
Мифология Древнего Китая [17]
Мифология кельтов [19]
Мифология Междуречья [30]
Мифология майя, ацтеков и инков [1]
Японская мифология [2]
Мифология Древнего Египта [2]
Славянские мифы и былины [17]
Б. Пилсудский «Фольклор сахалинских айнов» [11]
Песнь о Нибелунгах [39]
Беовульф [8]
Песнь о Роланде [30]
Тристан и Изольда [29]
Мабиногион [30]
Махабхарата [20]
Калевала [51]
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.
Калевала [50]
Перевод Л.П. Бельского.

Статистика


Copyright MyCorp © 2024

Создать бесплатный сайт с uCoz