Мифы и легенды


Предупреждение

Материалы размещённые на данном сайте предназначены для лиц от 18 лет и старше.

...
интернет магазин книг

Опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 125

Главная » Статьи » Тексты » Калевала

(35) Песнь тридцать пятая

"Калевала".
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.

Песнь тридцать пятая

Куллерво пробует выполнять разные работы в хозяйстве родителей, но поскольку от него не было никакого проку, отец посылает его отвезти налоги, с. 1-68. - Уплатив налоги, Куллерво на обратном пути встречает заблудившуюся когда-то в лесу и не узнанную им сестру и соблазняет ее, заманив в сани., с. 69 - 188. Когда впоследствии оба уясняют, кто они такие, сестра тотчас бросается в реку, а Куллерво торопится домой и рассказывает матери ужасную историю соблазнения сестры. Он и сам собирается покончить с собой, с. 189-344. - Мать запрещает ему кончать жизнь самоубийством и советует подождать где-нибудь в укрытии, пока уляжется смута в его душе. В этот миг Куллерво приходит мысль прежде всего пойти и отомстить Унтамойнену, с. 345- 372.

  Куллервойнен, Калервойнен,
старца сын в чулочках синих,
начал поживать тихонько
под родительской опекой.
5 Все же не умнел нисколько,
разума не набирался -
так уж дурно был воспитан,
скверно в люльке убаюкан,
глупой нянею укачан,
10 пестуном плохим взлелеян.

Вот решил он поработать,
вот задумал потрудиться.
Нехотя побрел рыбачить,
заводить огромный невод.
15 Вымолвил слова такие,
так сказал, на веслах сидя:
"То ль тянуть мне посильнее,
загребать порасторопней,
то ль тянуть не очень сильно,
20 загребать не очень быстро?"
Рулевой с кормы заметил,
вымолвил слова такие:
"Коль тянуть сильнее станешь,
загребать порасторопней,
25 не сломай хотя бы лодку,
не сорви веслом уключин".

Куллервойнен, Калервойнен,
стал тянуть сильнее невод,
загребать порасторопней,
30 поломал уключье лодки,
можжевеловые дуги,
челн осиновый разрушил.

Калерво пришел проверить,
слово молвил, так заметил:
35 "Из тебя гребец негодный!
Поломал уключье лодки,
можжевеловые дуги,
челн осиновый разрушил!
Лучше рыбу в сети ботай!
40 Может, в этом преуспеешь".

Куллервойнен, Калервойнен,
в сети рыбу гнать принялся.
Ботало в руках сжимая,
так сказал он, так промолвил:
45 "То ли ботать посильнее,
со всего плеча работать,
то ли бить не очень сильно,
бухать боталом, как нужно?"

Сетевод ему ответил:
50 "Ботальщик зачем подобный,
что работает вполсилы,
что не бьет с мужскою
                    мощью?"

Куллервойнен, Калервойнен,
ботать стал со всею силой,
55 со всего плеча работать.
Превратил всю воду в кашу,
невод в клочья излохматил,
в жижу перемял всю рыбу.

Калерво пришел проверить,
60 слово молвил, так заметил:
"Ботальщик ты непригодный,
невод в клочья излохматил,
поплавки расколошматил,
повод изорвал у сети.
65 Поезжай платить налоги,
отдавать оброк земельный,
Может, ты в пути везучей,
поудачливей в дороге".

Куллервойнен, Калервойнен,
70 старца сын в чулочках синих,
парень золотоволосый,
юноша красивый в кенгах,
отвозить поехал подать,
отдавать зерном налоги.
75 Отвезя оброк земельный,
оплатив зерном налоги,
он в санях своих уселся,
в пошевнях расположился.
В путь отправился обратный,
80 в свой родимый край поехал.

Едет он себе тихонько,
путь неспешно отмеряет,
едет Вяйнолы холмами,
катит пожнями былыми.
85 Девица спешит навстречу,
златокудрая - на лыжах,
Вяйнолы бежит холмами,
катит пожнями былыми.

Куллервойнен, Калервойнен,
90 останавливает лошадь,
заговаривает с девой,
обольщает, завлекает.
"Поднимись, девица, в сани,
отдохнуть приляг на шкуры".
95 Отвечает с лыж девица,
со своих полозьев молвит:
"Смерть пускай к тебе садится,
пусть ложится хворь
                    на шкуры!"

Куллервойнен, Калервойнен,
100 старца сын, в чулочках синих,
вицей резвого ударил,
хлыстиком хлестнул
                    жемчужным.
Скачет конь, бежит дорога,
путь летит, скрипит кошевка.
105 Едет он себе неспешно,
путь неспешно отмеряет
по морским просторам ясным,
по открытому пространству.

Девица спешит навстречу,
110 катит, сапожок красивый,
по морским просторам
                    ясным,
по открытому пространству.

Куллервойнен, Калервойнен,
останавливает лошадь,
115 складывает рот красиво,
просит девицу учтиво:
"Сядь, красавица, в кошевку,
красота земли, - в повозку!"

Так ответила девица,
120 сапожок красивый молвил:
"Пусть в кошевку сядет Туони,
в сани Мана заберется!"

Куллервойнен, Калервойнен,
старца сын в чулках красивых,
125 вицей резвого ударил,
хлыстиком хлестнул
                    жемчужным.
Скачет конь, бежит дорога,
сани мчат, путь убывает.
Едет он себе тихонько,
130 отмеряет путь неспешно
по песчаным землям Похьи,
по пределам дальней Лаппи.

Девушка спешит навстречу,
оловянная застежка,
135 по песчаным землям Похьи,
по пределам дальней Лаппи.

Куллервойнен,Калервойнен,
останавливает лошадь,
складывает рот красиво,
140 просит девицу учтиво:
"Поднимись, девица, в сани,
под кошму садись, красотка,
яблочек моих откушай,
погрызи моих орешков!"
145 Так ответила девица,
оловянная застежка:
"На твои плевать мне сани,
на твои дрянные дровни!
Под твоей кошмою зябко,
150 холодно в твоей кошевке".

Куллервойнен, Калервойнен,
старца сын в чулочках синих,
подхватил девицу в сани,
кинул девушку в кошевку,
155 опустил ее на шкуры,
под кошму упрятал деву.

Молвила тогда девица,
оловянная застежка:
"Выпусти меня отсюда,
160 отпусти дитя на волю,
чтоб негодного не слушать,
чтоб не ублажать дурного,
иначе я выбью днище,
разнесу настил кошевки,
165 в щепки санки разметаю,
вдребезги - твою повозку!"

Куллервойнен, Калервойнен,
старца сын в чулочках синих,
денежный раскрыл свой короб,
170 крышку поднял расписную.
Серебром хвалиться начал,
расстилать сукна отрезы,
с золотой каймой чулочки,
серебром расшитый пояс.
175 Девицу прельстили ткани,
деньги замутили разум,
серебро пленило деву,
золото заворожило.

Куллервойнен, Калервойнен,
180 старца сын в чулочках синих,
обвораживает деву,
обольщает, обнимает,
груди трогает рукою,
вожжи дергает другою.
185 Приголубил так девицу,
оловянную застежку,
под кошмой, расшитой медью,
на пятнистой шкуре мягкой.

Бог уже дает и утро,
190 новый день Создатель дарит.
Тут уж молвила девица,
так сказала, так спросила:
"Ты скажи, какого рода,
племени какого будешь?
195 Видно, знатного ты рода,
видно, племени большого?"

Куллервойнен, Калервойнен,
слово молвил, так ответил:
"Не велик мой род отцовский,
200 не высок мой род, не низок,
среднее всего лишь племя.
Калервы я сын злосчастный,
парень глупый, горемычный,
малый вовсе никудышный.
205 Ты представь свой род
                    отцовский,
назови родное племя?
Видно, знатного ты рода,
видно, племени большого?"

Так девица говорила,
210 так она ответ держала:

"Не велик мой род
                    отцовский,
не высок мой род, не низок,
среднее всего лишь племя.
Калервы я дочь дрянная,
215 дева глупая, пустая,
никудышное созданье.

Помню, как ребенком малым,
дочкой матери любимой,
в лес по ягоды пустилась,
220 под горой набрать малины.
Земляничку собирала,
под горой брала малину.
Днем брала, дремала ночью.
День брала, второй старалась,
225 поняла уже на третий:
не найду домой дороги -
в лес дорога уводила,
в заросли тропа манила.

Тут я села, заревела.
230 День ревела, два ревела,
вот на третий день однажды
поднялась на холм высокий,
на большую гору вышла.
Там во все кричала горло,
235 мне лишь дебри отзывались,
боровины откликались:
"Не шуми, шальная дева,
сумасшедшая, не кликай.
Все равно тебя не слышат,
240 крик домой не долетает".

Третий день прошел,
                    четвертый,
пятый день, шестой проходит,
умирать уже решила,
угасать легла на землю.
245 Только все же не погибла,
не угасла, горемыка!

Лучше б, жалкая, угасла,
умерла бы, горемыка.
На другой бы год, пожалуй,
250 может быть, на третье лето
я травой бы зеленела,
я б цветочком расцветала,
ягодкой бы красовалась,
краснобокою брусничкой,
255 не услышала б такого,
не познала бы позора".

Только так сказать успела,
лишь поведала об этом,
тотчас вырвалась из санок,
260 бросилась в поток бурлящий,
в пену мощного порога,
в огненные водоверти.
Приняла тут смерть девица,
встретила свою погибель,
265 в Туонеле нашла защиту,
обрела покой в порогах.

Куллервойнен, Калервойнен,
выскочил из быстрых санок,
зарыдал, заплакал громко,
270 начал жаловаться горько:
"До чего же я несчастный,
до чего же горемычный:
обольстил сестру родную,
дочку матери испортил.
275 Ой, отец, ой, мать родная,
родичи мои, скажите,
для чего меня создали,
принесли на свет, бедняжку?
Лучше было б не рождаться,
280 не рождаться, не являться,
не бывать на этом свете,
на земле не жить и вовсе.
Смерть неправильно решила,
поступила неразумно,
285 что младенцем не сгубила,
не убила в ночь вторую".

Искромсал хомут, изрезал,
изрубил гужи железом,
на коня вскочил гнедого,
290 сел на круп его широкий.
Проскакал совсем немного,
лишь чуток пути проехал,
вот и дома оказался,
во дворе отца родного.
295 У порога мать стояла.
"Ой ты, матушка родная,
лучше б ты, моя бедняжка,
в этот мир меня рожая,
напустила в баню дыма,
300 на запор закрыла двери,
банным дымом задушила,
на вторую ночь, младенцем,
в простыне бы утопила,
унесла в пеленках в воду,
305 люльку сунула бы в пламя,
колыбель в очаг столкнула!

Если б на селе спросили:
"Почему нет зыбки в доме,
двери бани - на запоре? " -
310 ты бы так в ответ сказала:
"В пламени сожгла качалку,
в очаге спалила зыбку.
В бане зерна прорастают,
сладкий солод поспевает".
315 Мать промолвить
                    поспешила,
так родимая спросила:
"Что с тобой, сынок,
                    случилось,
что за горе приключилось,
как из Тунелы приехал,
320 как из Маналы вернулся?"

Куллервойнен, Калервойнен,
слово молвил, так ответил:
"Горе страшное случилось,
лихо злое приключилось:
325 обольстил свою сестрицу,
дочку матери испортил!
Я отвез оброк земельный,
уплатил налог деньгами.
Повстречал в дороге деву,
330 соблазнил, прельстил девицу,
оказалось, что сестрицу,
дочку матери родимой.

Смерть свою она сыскала,
встретила свою погибель
335 в пене бурного порога,
в огненном водовороте.
Сам не ведаю, не знаю,
сам теперь не понимаю,
где искать свою погибель,
340 где найти мне смерть, бедняжке,
в глотке ль воющего волка,
в зеве ль злобного медведя,
в брюхе ли кита большого,
в пасти ли зубастой щуки?"
345 Мать сыночку так сказала:
"Не стремись, мой сын
                    родимый,
в глотку воющего волка,
в пасть ревущего медведя,
не стремись к киту в утробу,
350 в пасть к морской
                    зубастой щуке,
велики просторы Суоми,
широки пределы Саво -
там легко укрыться мужу,
пережить позор великий,
355 пять и шесть годов скрываться,
может быть, и целых девять.
Принесет прощенье время,
годы боль твою ослабят".

Куллервойнен, Калервойнен,
360 слово молвил, так заметил:
"Прятаться нигде не буду,
убегать не стану, жалкий.
Сам пойду навстречу смерти,
сам явлюсь к воротам Калмы,
365 сам пойду на поле брани,
к месту гибели героев:
жив еще коварный Унто,
не повергнут муж злосчастный,
не оплачены страданья,
370 раны батюшки родного,
муки матушки любимой,
мне доставшиеся ласки".




Источник: http://kalevala.gov.karelia.ru/songs/song35.shtml
Категория: Калевала | (12.01.2013)
Просмотров: 377
Меню сайта

Поиск

Категории раздела
Мифология Древнего Китая [17]
Мифология кельтов [19]
Мифология Междуречья [30]
Мифология майя, ацтеков и инков [1]
Японская мифология [2]
Мифология Древнего Египта [2]
Славянские мифы и былины [17]
Б. Пилсудский «Фольклор сахалинских айнов» [11]
Песнь о Нибелунгах [39]
Беовульф [8]
Песнь о Роланде [30]
Тристан и Изольда [29]
Мабиногион [30]
Махабхарата [20]
Калевала [51]
Перевод Эйно Киуру и Армаса Мишина.
Калевала [50]
Перевод Л.П. Бельского.

Статистика


Copyright MyCorp © 2024

Создать бесплатный сайт с uCoz